Сегодня: г.

Быть Томом Рипли: каким получился спектакль «Швейцария» в Театре имени Пушкина

В выходные в московском Театре имени Пушкина состоялась премьера спектакля «Швейцария», поставленного Татьяной Тарасовой по одноимённой пьесе Джоанны Мюррей-Смит. В центр повествования драматург поместила жизнь писательницы Патриции Хайсмит, автора пенталогии о Томе Рипли. Роли в спектакле исполнили Вера Воронкова и Фёдор Левин. О постановке рассказывает театральный критик Светлана Бердичевская.

На сцене филиала Театра имени Пушкина состоялась премьера спектакля «Швейцария» режиссёра Татьяны Тарасовой по одноимённой пьесе австралийского драматурга Джоанны Мюррей-Смит. Это история коротких мгновений жизни, любви и смерти Патриции Хайсмит, автора романов об одном из самых сложных, многогранных и неоднозначных героев современной литературы — талантливом мистере Рипли.

Премьера привлекает внимание ещё и тем, что в 2021 году исполняется 100 лет со дня рождения Хайсмит, чьё творчество переживает сейчас неожиданный запоздалый ренессанс.

В начале этого года вышла очередная биография писательницы, в которой она предстает в ещё более неприглядном свете, чем в прежних мемуарных версиях. А на позднюю осень запланирован выход первого сезона сериала «Рипли» (в главной роли — Эндрю Скотт), в основу сценария которого легли все пять романов Патриции Хайсмит о Томе Рипли — красавце, авантюристе с безукоризненным вкусом и хладнокровном маньяке.

Уже на этапе читки пьесы «Швейцария», которая состоялась в рамках проекта «Заграничные чтения» в театре Пушкина осенью прошлого года, было очевидно удивительное соединение драматургического материала, точного режиссёрского ощущения ткани произведения и совершенно космического взаимодействия актёров друг с другом. 

Текст пьесы — языковое удовольствие. В исполнении Веры Воронковой и Фёдора Левина он способен гипнотизировать зрителя. В самом сюжете заложена полифония смыслов и тем: от фрейдизма с его главным мотивом — «родом из детства», до тотального одиночества художника, его любви и презрения к людям, конфликта с профессиональным сообществом. Здесь есть всё и сразу: и образность, и детективный сюжет, и философия.

Татьяна Тарасова раскрывает в спектакле мир густых и глубоких теней, в котором существовала Хайсмит, словно приглашая приглядеться к собственным теням в нашей жизни.

Двухчасовой спектакль погружает зрителя в смертельную схватку между двумя героями. Он и она. Бунтарка Хайсмит и её эстет Рипли. Известная писательница и робкий агент из издательства. Убийца и жертва. Жертва и убийца. Любовник и любовница. Мать и сын… Перемена участи — то есть смена личности — вот главный сюжет. Быть не собой, а кем-то другим, выскочить из собственной судьбы, как из уходящего вагона.

В этом спектакле много холодного ужаса, бестактильного секса и абсолютно непревзойдённого юмора. Но главное открытие — дуэт двух замечательных актёров театра имени Пушкина Веры Воронковой и Фёдора Левина. Это настоящий ток, живое и израненное проникновение друг в друга и в материал.

Воронкова подчёркивает, что спектакль сделан в жанре психологического триллера — в этом жанре писала и сама Патриция. И автор пьесы очень точно сохранила стилистику её произведений.

«Здесь много желчи, иронии и страдания, а местами, откровенного, циничного юмора. Для меня эта история о том, как важно Художнику творить только по тем законам, которые он сам над собой признаёт. И судить Художника можно только по ним же. Именно этим и ценен для меня лично этот материал — созвучностью с моими собственными мыслями и убеждениями», — рассказала актриса.

Левин, сыгравший Эдварда, признался, что для него роль одного из самых сложных литературных персонажей второй половины XX века стала вызовом.

«Вероятно, это один из самых сложных материалов, с которым мне приходилось когда-либо сталкиваться, и уж точно самый запутанный: действие происходит на стыке реальности и какого-то потустороннего мира (вдохновения, памяти, грёз, страстей), а сами персонажи настолько сложны и многосоставны, что разбираться и разгадывать их можно бесконечно. Невероятным счастьем было репетировать с Верой Воронковой; такой опыт и открытость к  экспериментам над собой вдохновляет  и толкает вперёд, даже когда там темно и страшно», — говорит Фёдор Левин.

«Я хотела, чтобы это было кино. Ведь всё, что написала Патриция Хайсмит, очень кинематографично (с помощью удивительного художественного чутья операторов Полины и Софи Набок нам это удалось)», — объясняет режиссёр Татьяна Тарасова.

По её словам, пьеса «Швейцария» — об одиночестве и безумии художника, которое особенно болезненно ощущается в конце жизни. Медленное соскальзывание в катастрофу, финал всего: жизни, карьеры, всех желаний, кроме одного — восхитительно-красивой смерти. Постановщица подчёркивает, что Патриция Хайсмит — блестящая писательница и мизантропка, подарившая миру новый тип преступника, прежде невиданного в литературе. Она убила в своих психологических триллерах сотни людей и в последний момент своей жизни сочинила собственное убийство.

«И чем больше вчитываешься в чувственно-эротическую вязь её романов, чем больше смотришь в её «бездну», тем больше ощущаешь: «Бездна смотрит в тебя», — добавляет Тарасова.

Для неё самым волнующим в работе над спектаклем было соединение истории Патриции Хайсмит и актёров — проницательной, глубокой, с неординарной природой и мощной энергией Веры и эксцентричного, чувственного, с редким сценическим обаянием Фёдора.

«Оба уникальны и непредсказуемы. Вскрывать вместе с ними слой за слоем волнующую недоступность чужого мрака было трудным счастьем», — заключает режиссёр.

По материалам: russian.rt.com

 
Статья прочитана 17 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт