Сегодня: г.

Корона для Путина слишком тяжела

Корона для Путина слишком тяжела

Главе государства советовали сплотить нацию перед лицом бедствия. Он попробовал — и не смог.

К «Прямой линии с Владимиром Путиным» можно отнестись двояко. Как к старомодной телепрограмме, которая к концу второго десятилетия своего существования проводится по инерции и претендует только на поддержание невысокого, но стабильного рейтинга. И как к поводу обратиться к стране — рассказать, что будет предпринято в этот тяжелый час.

В предыдущие день–два Путин устраивал срочные совещания с приближенными и просто знающими людьми. И некоторые из них, видимо, сказали, что бывают моменты, когда автократ просто обязан взять ответственность на себя. Отойти в сторону он не может уже в силу самого своего статуса.

Однако вождь совершил невозможное. Формально говоря, он последовал советам и уделил ковиду первые 25 минут из тех 220-ти, которые заняло мероприятие. Но по существу с первой до последней минуты это была все та же ненужная «прямая линия», только еще слабее и скучнее обычной.

Возможно, наконец принесли плоды усилия по воспрепятствованию всему, что работает, — ведь именно об этом любой наш новый закон и почти каждое очередное начальственное действие. Ничто не фунционировало нормально. Техническая сторона передачи подкачала как никогда. Просители выпадали из кадра. Звук исчезал. Унылые необаятельные ведущие дергались в креслах или бродили по студии как сонные мухи.

Разбирать 195 минут «нековидной» части шоу нет причин еще и потому, что в них не содержалось абсолютно ничего. Государственные телекомментаторы по долгу службы размышляют над тайным смыслом путинского утверждения, будто потопление британского эсминца не повлекло бы мировой войны, или его слов о поисках преемника и видах на отставку. А я от этой обязанности свободен и не ищу там, где не прятали. Это то, что старые интеллигенты называли «нечто в перьях» — многозначительное, но лишенное всякого смысла.

Путин не воспользовался даже возможностью поагитировать за «ЕР», а только заметил, что ценит ее за то, что она не боится быть непопулярной. И даже уходящую Госдуму похвалил лишь за отвагу перед лицом ковида. Ведь, несмотря на опасность заразиться, депутаты (а от себя мы добавим: лишь некоторые из них) являлись в зал, чтобы нажать на кнопки, благодаря чему управление страной не было потеряно. Кстати, думцы — единственная группа граждан, которая удостоилась похвалы вождя за борьбу с эпидемией. Поняли, кто нас спас?

Если рассуждать нормальным образом, то глава государства, наделенный неограниченной властью, должен был бы сейчас объяснить причины страшных неудач, назвать виновных, покаяться за ошибки. И объяснить нации, что он теперь предпримет: как быстро и с какой степенью обязательности проведет вакцинацию; выдаст ли принужденным к прививанию медицинские страховки; откроет ли страну для иностранных вакцин; станет ли вводить карантинные ограничения — и если да, то в каких случаях; будет ли из казны вознаграждать за потерянные доходы и зарплаты; и конечно, что будет немедленно сделано для врачей и медучреждений.

Все это можно было объявить безо всяких «линий», а можно и через «линию» — в виде ответов на заранее заготовленные вопросы. Люди не стали бы придираться.

Вместо этого глава России сформулировал всего одно конкретное сообщение: что он привился «Спутником», а не «ЭпиВакКороной». Все прочие его «ковидные» высказывания являются лишь формулами ухода от ответственности.

Он против обязательной вакцинации. Но вовсе не против, если ее организуют начальники на местах. Даже напомнил о давнем законе, который им это позволяет. Закон и правда есть. Но удобно ли перекладывать такое судьбоносное решение на чиновников исполнительного звена? Вождь считает, что удобно. В случае чего на них можно будет свалить и вину. А то, что на пике эпидемии это вгоняет машину управления в растерянность, — вопрос второстепенный.

Он также против локдаунов. Но не обещает, что их не будет. Вот ведите себя хорошо, и их не понадобится вводить. А если что пойдет не так, то не обижайтесь — найдем кого-нибудь, кто их вам объявит.

Что же касается медстраховок для тех, кого прививают обязательным порядком, то среди двух миллионов вопросов, поступивших от народа, о них нет ни одного — это ведь деньги, а их на пустяки решено не тратить. И конечно же, не пришло ни одной просьбы ввезти всякие пфайзеры и модерны — у нас тоже есть Биг Фарма, и уж она себя от конкурентов защитит.

Державец полумира, всегда такой брутальный, запросто принимает роль доброго советчика и сентиментального воспоминателя. Тому, кто хочет понять, есть ли у него противопоказания к вакцинации, тоном знатока рекомендует обращаться к медикам, которые «вас ведут как своего пациента», а не в прививочные пункты, ведь в них «работают медсестры и так далее». И, конечно, вздыхает о безвозвратной советской дисциплине: «Я жил в простой рабочей семье. У меня родители были рабочими. Кто их там спрашивал? И меня никто не спрашивал. В очередь выстроили в медкабинет: пам-пам-пам, всем сделали, всё, до свидания. Но зато стабильная была ситуация с точки зрения борьбы с инфекциями…»

Это вовсе не приказы и не деловые ориентиры. Глава государства подает их лишь в качестве необязательных рассуждений — и именно поэтому без проблем берет обратно. Сообщает, например, что 10% привитых потом заболевают — видимо, имея в виду, что вероятность заразиться у них раз в 10 ниже. А чуть позже, со ссылкой на вице-премьера Голикову, ему говорят, что не 10%, а 2,5%, и вождь сразу соглашается: «Спасибо Татьяне Алексеевне. Она все-таки занимается этим ежедневно, профессионально. Она знает, о чем говорит».

Прав в этом заочном споре как раз Путин. Но ключевые слова тут о другом: главной сегодняшней бедой, коронавирусом, «ежедневно и профессионально» занимается не глава государства, а чиновница, стоящая на две ступени ниже премьер-министра.

Перекладывание на нее обязанности «знать, о чем говорит» — это не самоуничижение. Это продолжающийся отказ нести ответственность. Путин, видимо, раз и навсегда решил для себя, что «корона» слишком тяжела для него.

Признаюсь, не догадывался, что наша система может такое выдержать. Но смогла. «Линии» нет конца.

 

 
Статья прочитана 16 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт