Сегодня: г.

«Не знаешь, дождёшься авиации или нет»: как в отдалённых посёлках России борются с COVID-19

В России ежедневно фиксируют более 30 тыс. случаев заболевших коронавирусом. В больших городах обратиться к врачам и получить необходимое лечение достаточно легко, но у жителей небольших поселений с получением медицинской помощи во время пандемии нередко возникают сложности. Зачастую их жизнь и здоровье напрямую зависят от фактора транспортной доступности. Рассказы жителей и фельдшеров отдалённых сёл, которые столкнулись с коронавирусом — в материале RT.

Заболеваемость коронавирусом в России по-прежнему на высоком уровне. Тяжело переносящие болезнь лечатся в стационарах, а заболевшие в лёгкой форме — дома. Однако, в отдалённых уголках России борьба с коронавирусом проходит иначе — добраться до больницы пациенты там зачастую могут только на вертолёте, а жизнь их часто зависит не только от ресурсов собственного организма, наличия лекарств и квалификации врачей, но и от погодных условий. RT пообщался с жителями и фельдшерами отдалённых российских посёлков, которые рассказали чего не хватает в регионах для оперативной помощи больным.

Собирали на кислород всем селом

В посёлке Тымск Каргасокского района Томской области проживают около 285 человек, 70 из которых дети. По словам местной жительницы Дарьи Новосельцевой, летом до райцентра, расположенного в 100 км, можно добраться на катере, курсирующем 3 раза в неделю. Зимой ситуация обстоит сложнее — пока реки не замёрзли и так называемого «зимника» (зимней дороги — RT.) нет, до города можно добраться только на вертолёте, который прилетает один раз в неделю — по вторникам. Это вызывает сложности и в решении бытовых вопросов сельчан, и в получении экстренной медицинской помощи.

«В прошлом году у нас болели только 1-2 человека. А в этом сильная вспышка была в начале ноября — в каждой семье кто-то, да переболел. Все лечатся дома, делятся лекарствами. Я болела в марте, когда была на седьмом месяце беременности, — рассказывает RT Новосельцева. — С санавиацией у нас огромные проблемы. Она к нам долго летит. Если у тебя аппендицит или ещё что-то срочное, то не знаешь — дождёшься её или нет».

Местный фельдшер 54-летняя Марина Трифонова утверждает, что большая часть населения относилась к коронавирусу несерьёзно и прививаться не спешила. Многие не носили маски и не соблюдали обязательный карантин, ведь в сёлах следить за заболевшими просто некому. Однако, всё изменил первый летальный исход.

«41-летняя женщина сначала пыталась лечиться сама и поздно к нам обратилась. У неё уже была сильная одышка и низкая сатурация. Мы сразу вызвали санавиацию — это было в 6 вечера, а забрать её смогли только в 11 вечера следующего дня, — вспоминает фельдшер. — Через два дня она умерла в больнице на ИВЛ. Она была приёмной мамой двух мальчиков: пяти и семи лет. Только недавно они привыкли жить в семье».

По словам Трифоновой, ситуацию мог бы изменить кислородный концентратор, но такое оборудование не предусмотрено в фельдшерских-акушерских пунктах (ФАП). Тогда женщина написала в сельскую группу в соцсетях предложение о самостоятельной покупке оборудования — однажды оно спасёт кому-то жизнь.

«Я написала сообщение около 23 часов. В 7-8 вечера следующего дня мы уже объявили о закрытии сбора. Собрали 87,5 тысяч. На кислородный концентратор, который мне посоветовал анестезиолог, требовалось 58 тысяч. Оставшиеся деньги жители разрешили потратить на другие нужды. Мы приобрели небулайзер, два пульсоксиметра и рециркулятор воздуха в приёмную ФАП», — рассказывает RT Трифонова.

По словам медика, концентратор пригодился уже в первые дни после покупки. В посёлке тяжело заболел мужчина, а из-за плохой погоды ему пришлось ждать санавиацию два дня.

«Всё это время он был на кислороде. А так, неизвестно, чем бы закончилось», — рассказывает фельдшер.

По её словам, после первого и пока единственного смертельного случая в посёлке, жители начали серьёзнее относиться к своему здоровью и вакцинации — на прививку записались ещё 60 человек. До этого были привиты лишь 80 жителей. Местный библиотекарь даже написала стихотворение, посвящённое местным медикам, борющимся с коронавирусом. 

Особые условия

В беседе с RT Трифонова рассказывает, что по образованию является медсестрой, но уже 30 лет выполняет обязанности фельдшера из-за нехватки кадров.

«Когда я приехала в Тымск, то три года работала медсестрой в детском саду. Потом перевелась на фельдшерский пункт. Так мы и работали с акушеркой до декабря 2020, пока она не ушла на пенсию в 71 год, — рассказывает Трифонова. — В августе приехала молодая девушка-фельдшер с семьёй. Она только закончила омское медучилище. Их поселили в ветхий дом. Они вроде сделали ремонт, надеюсь, останутся у нас».

По словам женщины, в селе не хватает специалистов не только в медицинской сфере — не хватает педагогов в школе. Однако переехать в Тымск никто не может, потому что отсутствует жильё.

Трифонова рассказывает, что несколько лет назад по государственной программе в посёлке начинали строить дома для молодых специалистов, но позже всё приостановилось, и стройка до сих пор остаётся заброшенной.

Также фельдшер поясняет, что, несмотря на нагрузку, зарплаты в посёлке невысокие.

«Оклад у меня 10216. Доплата за 30-летний стаж 850 рублей. В итоге с доплатами за категорию, ковид и особые условия труда получается около 30 тысяч рублей, — рассказывает Трифонова. — При этом нагрузка на нас увеличилась. Вдвоём работаем с утра до вечера — ковид, принимаем роды, зашиваем раны. Сначала принимаем больных в ФАП, потом идём по домам.

После надо заполнить документацию вручную — интернет нам протянули, а на компьютеры финансирования не хватило».

Сознательные односельчане

Однако не во всех отдалённых сёлах существует проблема с оборудованием и оснащением. Фельдшер села Краснощелье Мурманской области, в котором проживают 235 человек, Тимур Хажиев рассказал RT, что работает в новом ФАПе, который оснащён всем необходимым.

«На данный момент у нас вообще никто не болеет, в начале осени у нас были заболевшие, но все они были отправлены в Мурманск. У нас новое оснащение, которое предоставляется в рамках национального проекта, достаточное количество лекарств. У меня есть кислородные баллоны и ещё министерство здравоохранения Мурманской области отправило нам кислородный конденсат», — рассказал RT фельдшер.

Краснощелье также расположено в отдалении от районного центра и добраться до него можно только на вертолёте, который летает один раз в неделю — по вторникам. По словам Хажиева, при сложных случаях заболевания в посёлке не возникает проблем с вызовом санавиации. Борт прилетает уже через 2-3 часа.

Медик переехал в Краснощелье из Уфы в феврале 2020 года из-за красоты природы северных мест. По его словам, работать ему не сложно — жители посёлка сознательные и всегда прислушиваются к его рекомендациям.

«Мне очень тут нравится, такая отдалённость. Северное сияние — что-то невероятное. Люди не закрываются на замки и живут, как одна семья, прям коллектив. Все друг друга знают. Ты им скажешь, что у нас заболевают люди, они как сарафанное радио передают друг другу и всё соблюдают. Именно здесь, хотя у меня стаж большой, мне с ними очень легко — люди ответственные: насморк, вялость — люди сразу же обращаются и мы успеваем изолировать, если что», — рассказывает RT Хажиев.

Кроме того, фельдшер отмечает, что 95% населения привиты от гриппа, и половина сделали прививку от коронавируса.

Местная жительница Ольга Струнина рассказывает, что период пандемии в Краснощелье проходит спокойно, несмотря на то, что в село приезжают туристы.

«У нас тихо и спокойно в плане ковида. Первый случай был только в январе 2021 года и то несколько человек и их сразу забрали в Мурманск. Я болела в октябре, но в лёгкой форме, — рассказывает RT Струнина. — У нас замечательная природа, северное сияние. Туристы приезжают в гостиницу, которую держит одна жительница».

По её словам, из-за сознательности граждан и общественного порицания тех заболевших, которые пытаются нарушить карантин, никакие дополнительные ограничительные меры в населённом пункте не нужны.

«Все знают кто заболел. Бывает, что односельчане делают замечания, чтобы надевали маски. А так, все сидят дома и стараются не контактировать», — рассказывает RT Струнина. 

«Сразу цепная реакция»

А вот в деревне Шугур Кондинского района Ханты-Мансийского округа заболевших достаточно много. Так же как в Краснощелье и Тымске добраться до села в обычное время можно по воде, а зимой — по зимнику. Есть ещё и авиация. Летом вертолёт летает три раза в неделю, сейчас — два. По ледяной дороге ехать до ближайшего населённого пункта — 100 км. В Шугуре проживают более 500 человек.

Местная жительница Юлия Новосёлова рассказала RT, что соседи ведут себя опрометчиво, отчего в деревне много заболевших.

«На данный момент у нас много заболевших, даже садики закрыли, школу планируют переводить на дистанционку.

Малыши 3-4-летние болеют. У нас маленький посёлок, один прошёлся по магазинам и всё, сразу цепная реакция — здесь безалаберно относятся к ковиду. Например, воспитательница у нас заболела и спокойно ходила к ребятишкам в группу. Тестов нет, зато по симптоматике всё ясно. Вот так у нас и распространяется. Мне бы хотелось, чтобы построже было», — поделилась Новосёлова.

По её словам, местные жители ставят прививки неохотно, даже после смертельного случая. Возможно, это связано с тем, что перед прививкой необходимо сдавать кровь на антитела, но для этого необходимо лететь в райцентр.

«У нас, когда человек тяжёлый, вызывают санавиацию. Двоих или троих увозили так. Ждать надо по-разному: можно полтора часа, а можно и сутки прождать — как повезёт с погодой. Последний человек, которого увозили, бабушка, ждала вертолёт полтора суток», — рассказывает Новосёлова.

Ещё одна местная жительница Наталья Вахрушева рассказала RT, что в деревне в основном переносят коронавирус в лёгкой форме.

«Прививки делаем. Вот мы с супругом сегодня уже третью поставили. Но в райцентр можно не ехать, так как туда дороги нет. Просто мерят температуру, сатурацию и давление. Если всё в порядке — ставят прививку», — рассказывает Вахрушева.

В свою очередь местный фельдшер Татьяна Буряева в беседе с RT уверяет, что в деревне ситуация с коронавирусом спокойная, но при этом отказалась рассказывать какие-либо подробности.

«Я не могу об этом всём рассказывать. У нас всё хорошо. Все привитые. Всё нормально, всё тихо и спокойно. У нас тяжёлых больных не было. Мы всех вовремя отправляем. Все активно делают ревакцинацию. С диагностикой всё прекрасно — тесты, мазки берем. КТ — это роскошь. Но, если требуется, мы можем дать направление», — рассказала медик и поспешила закончить разговор, сославшись на большой объём работы.

По материалам: russian.rt.com

 
Статья прочитана 31 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля