Сегодня: г.

Объяснился роман Москвы с запрещенным «Талибаном»

Фото: AP

Разумеется, ценности, идеи, лозунги и цели этого политического движения были и остаются для нашей страны абсолютно неприемлемыми. Но здесь необходимо сделать важное уточнение: такая неприемлемость должна для России заканчиваться там, где начинаются афганские границы.

Циничное высказывание, не спорю. Но это выстраданный цинизм. Цинизм, который не имеет никакой другой разумной альтернативы. «Перевоспитать» Афганистан у мирового сообщества не получалось, не получается и не будет получаться в будущем. Афганистан — это совершенно уникальная страна, которую совершенно не зря называют «кладбищем империй». Англичане не смогли сделать Афганистан своей колонией. Советский Союз не смог построить в Афганистане развитой социализм, а Соединенные Штаты — «современное демократическое общество».

Всем «учителям и потенциальным строителям» пришлось уходить из Афганистана с хвостом, поджатым между ног. Вывод напрашивается сам собой: если кто-то и сможет что-то построить в Афганистане, то только сами афганцы. Им же и придется решать, что именно они хотят построить. Движение «Талибан» — это, похоже, сейчас самый сильный претендент на роль такого «строителя». 

Я не хотел бы сейчас выступать в роли «диванного аналитика». Но просоветский режим Наджибуллы не разваливался с такой скоростью после вывода из Афганистана наших войск в 1989 году. Наджибулла держался — и мог бы держаться еще и дальше, если бы не прекращение поставок топлива в момент распада СССР. Судя по тому, с какой стремительностью нынешние власти в Кабуле теряют контроль над страной, режим президента Гани сделан из другого теста.

Но даже если этот режим сумеет удержаться, то что? Советский Союз влез в абсолютно не нужную ему афганскую войну потому, что тогдашние обитатели Кремля добровольно стали «заложниками» одной единственной политической фракции в Кабуле. Современная Россия должна разговаривать в Афганистане с максимально возможным числом влиятельных политических игроков и при этом очень четко артикулировать свои интересы. Интересы, суть которых можно выразить всего одной фразой: никакого «экспорта революции» из Афганистана в бывшие советские республики Средней Азии быть не должно.

Впрочем, написав эти несколько абзацев, я обнаружил, что они вполне могут считаться литературным (или, наоборот, не очень литературным) пересказом того, о чем уже сказал Сергей Лавров: Россия не будет вмешиваться в то, что происходит на территории Афганистана. Разумеется, такое невмешательство (и с нашей стороны, и со стороны других влиятельных зарубежных стран) будет иметь свои границы. Как показало то, что происходило в Афганистане в 90-е годы прошлого века, попытка уставшего мирового сообщества отгородиться от этой страны — это тоже однозначно проигрышная стратегия.

Зарубежные державы предоставили талибам полную свободу рук, а они использовали эту свободу для того, чтобы приютить у себя амбициозного и удачливого организатора самых масштабных терактов в современной мировой истории.

Где же тогда выход? На данный момент — в политике, основанной на принципе wait and see — подождем и увидим. Подождем создания в Афганистане нового политического порядка (или, что более вероятно, беспорядка) и увидим, каким именно он будет. А пока можно и с талибами поговорить — и не важно, что они «запрещены в России».

Читайте материал «ИГИЛ подняло голову после наступления талибов в Афганистане»  

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 19 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт