Гостайное становится явным: в деле Ивана Сафронова обнаружили личный мотив

1 Просмотр

Источник изображения: Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

На сотрудничество с иностранными спецслужбами журналист мог пойти из-за обиды за смерть отца

Советник главы «Роскосмоса», журналист Иван Сафронов, арестованный по подозрению в госизмене, мог пойти на сотрудничество с иностранными спецслужбами из-за обиды за смерть своего отца. Об этом «Известиям» сообщил знакомый с ходом расследования источник в ФСБ. Иван Сафронов – старший, также работавший в «Коммерсанте», при загадочных обстоятельствах погиб в 2007 году. Сын считал виновным в трагедии государство, и это в итоге могло подтолкнуть его завербоваться, предполагает собеседник «Известий». Сафронов-младший был задержан в Москве во вторник, 7 июля. В ФСБ утверждают, что он мог передавать информацию структурам НАТО. Сам Иван Сафронов свою вину не признает. Адвокат арестованного сообщил, что его подзащитного подозревают в передаче сведений о поставках российского вооружения спецслужбам Чехии. В профессиональной среде указывают, что Иван всегда был сильным журналистом, ответственно подходившим к своей работе.

«Допуска не имел»

Экс-журналист Иван Сафронов, с мая занимавший должность советника главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, был задержан в Москве во вторник, 7 июля. Пресс-служба госкорпорации заявила, что следственные действия связаны с предъявленным Сафронову обвинением в государственной измене (ст. 275 УК РФ). Наказание по этой статье может составлять от 12 до 20 лет тюрьмы.

— Сейчас проводятся следственные мероприятия. «Роскосмос» оказывает всяческое содействие следственным органам, — сообщили «Известиям» в компании.

Советник генерального директора «Роскосмоса» по информационной политике Иван Сафронов (справа) во время задержания сотрудниками ФСБ РФ по подозрению в государственной измене

Источник изображения: Фото: ТАСС/ЦОС ФСБ РФ

В должности советника Дмитрия Рогозина Иван Сафронов занимался стратегией информационной политики внутри корпорации, а также курировал ряд специальных программ.

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин уже заявил, что Иван Сафронов не имел допуска к гостайне.

— Полтора месяца назад он был приглашен для освещения деятельности «Роскосмоса», — сообщил он. — Не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности.

Позднее появилась информация о том, что журналиста подозревают в работе на одну из структур НАТО — об этом говорилось в опубликованном пресс-релизе ФСБ. По версии ведомства, Сафронов «собирал и передавал составляющие государственную тайну сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности РФ».

Эту версию «Известиям» подтвердил и источник в ФСБ. Сафронова «арестовали, так как он продолжительное время работает на одну из спецслужб стран НАТО», полагает он.

— Он собирал информацию о внешнем военно-экономическом сотрудничестве России с другими государствами. В частности, о зарубежных контрактах. Ему было это очень удобно делать, так как он занимался военно-экономической тематикой в качестве журналиста — посещал все профильные выставки, — считает собеседник редакции.

Выдвинутые против Ивана Сафронова обвинения прокомментировали в Кремле. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы о причинах задержания, сообщил, что оно не связано с его работой в СМИ.

В этот же день детали дела раскрыл защитник журналиста Евгений Смирнов. По его словам, ФСБ подозревает Ивана Сафронова в передаче информации спецслужбам Чехии о поставках в 2017 году оружия России на Ближний Восток и в Африку. Якобы завербован журналист был еще в 2012-м.

Еще один адвокат арестованного, Иван Павлов, отметил, что материалы дела в отношении советника главы «Роскосмоса» составили уже шесть томов.

«Не простил государство»

По одной из версий, о которой «Известиям» сообщил источник в правоохранительных органах, Иван Сафронов мог решиться на сотрудничество с иностранными спецслужбами из-за обиды за смерть отца.

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

Источник изображения: iz.ru

Иван Сафронов – старший, который с конца 1990-х в «Коммерсанте» занимался военной тематикой, погиб в 2007 году при загадочных обстоятельствах. Он упал из окна лестничной площадки в подъезде своего дома. Следствие тогда пришло к выводу, что никакого криминала там не было. Но люди, близко знавшие журналиста, этому не поверили, связывая трагедию с профессиональной деятельностью погибшего. В частности, незадолго до смерти Сафронов – старший готовил материал о тайной схеме поставок российской военной техники на Ближний Восток через Белоруссию, но написать статью так и не успел. Это на своей странице в FB отметил журналист Михаил Зыгарь, который работал над темой в соавторстве с Сафроновым – старшим.

— Видимо, Иван (Сафронов младший. — «Известия») не простил государство, которое считал виновным в смерти отца, и это могло подтолкнуть его завербоваться, — предположил собеседник «Известий». Он также добавил, что прием журналиста на работу в «Роскосмос» укладывался в проходящую тогда разработку этого дела.

Вечером 7 июля в Лефортовском суде состоялось заседание по избранию меры пресечения для задержанного. ФСБ настаивало на аресте подозреваемого. Сам Иван Сафронов заявил, что не признает свою вину в государственной измене. В качестве свидетелей по делу Ивана Сафронова были привлечены главный редактор издания «Холод» Таисия Бекбулатова и один из его адвокатов — Дмитрий Катчев. Суд по избранию меры пресечения проходил в закрытом режиме, а все материалы уголовного дела засекречены. По итогам заседания Иван Сафронов был арестован на два месяца.

«Ответственный и честный»

В журналистике Иван Сафронов проработал около 10 лет. Сначала, с 2010 по 2019 год, — в «Коммерсанте», где освещал темы военно-технического сотрудничества, писал про оборонно-промышленный комплекс и космическую промышленность. Его отец, Иван Сафронов – старший, полковник запаса, также был военным обозревателем, работал в «Коммерсанте».

Бывшие коллеги подчеркивают, Иван Сафронов пришел в издание стажером и за девять лет вырос до должности заместителя редактора отдела. В «Ведомостях» он работал специальным корреспондентом и покинул издание весной 2020-го.

Рассмотрение вопроса об аресте советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова в суде

Источник изображения: Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В профессиональной среде обращают внимание, что Иван Сафронов был опытным и сильным журналистом.

— Иван — ответственный, высокопрофессиональный и честный человек, — рассказал «Известиям» бывший коллега задержанного журналиста, работавший заместителем главного редактора газеты «Коммерсант» Глеб Черкасов. — Я не верю в те обвинения, которые ему предъявили. Надеюсь, что всё скоро разъяснится и Иван будет на свободе.

Журналист горел работой, ему нравилось писать «горячие» статьи. Написанные им материалы попадали в топ «Яндекса», рассказал изданию другой коллега Ивана Сафронова по работе в СМИ.

Ранее обвинения в нарушении гостайны были связаны с одной из заметок, опубликованных на сайте «Коммерсанта» в марте 2019 года. В тексте, авторами которого были Иван Сафронов и Александра Джорджевич, говорилось о возможных поставках российских тяжелых многоцелевых истребителей Су-35 в Египет.

Летом того же года в отношении ИД «Коммерсант» было возбуждено административное дело по ч. 7 ст. 13.15 КоАП («Злоупотребления свободой СМИ»). Часть 7 посвящена случаям возможного использования средств массовой информации «для разглашения сведений, составляющих государственную или специально охраняемую законом тайну». Наказание по ней предусматривает штраф в размере от 400 тыс. до 1 млн рублей. После этого статья была удалена с сайта издания.

Издательский дом «Коммерсант» вскоре после задержания Ивана Сафронова опубликовал заявление в его поддержку. «Иван — настоящий патриот России, который писал про армию и космос, потому что искренне переживал за них. Подозрение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным», — говорится в нем.

Вслед за коллегами подобное заявление опубликовали на своем сайте «Ведомости»: «Мы не знаем ни в чем суть дела, ни в чем подозревают Ивана, ни какие в деле есть доказательства. Но мы точно знаем Ивана как одного из лучших журналистов России, честного репортера и настоящего товарища», — говорится в сообщении.

Вопрос сознания и понимания

При рассмотрении дел, связанных с разглашением гостайны, принципиальным является вопрос о том, насколько сознательно человек пошел на это и обладал ли достаточными компетенциями, чтобы понимать, с какой информацией работает, обращает внимание учредитель Российской ассоциации юристов силовых ведомств «Гвардия» Олег Жердев в разговоре с «Известиями».

— В данном случае важен умысел, — говорит собеседник издания. — Если человек получил информацию у компетентных источников и знал, что она секретна, наказание неизбежно. Если он не знал, что это секретная информация, не заканчивал специализированных вузов и не давал подписки, то доказать его вину будет непросто. Например, если он опубликовал по недомыслию то, о чем его не предупреждали, нести ответственность он не должен. Умысел в этой категории преступления действительно важен.

Обстановка у Лефортовского районного суда Москвы

Источник изображения: Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Режимы секретности в различных структурах определяют специальные органы. В случае с Министерством обороны это Служба защиты государственной тайны. Однако окончательный вердикт о том, является ли та или иная информация секретной, по словам юриста, выносит ФСБ.

Санкция ст. 275 УК РФ («Государственная измена») предусматривает лишение свободы на срок от 12 до 20 лет. Какой срок получает осужденный по этой статье в каждом конкретном случае, зависит в том числе от смягчающих и отягчающих обстоятельств, пояснил «Известиям» федеральный судья в отставке и заслуженный юрист России Сергей Пашин.

— Судья, вынося приговор, должен взвесить все обстоятельства: раскаялся ли человек, причинил ли вред, сотрудничал ли со следствием, какие у него были мотивы. И объяснить в приговоре, почему он принял такое решение. Не зная всех обстоятельств, прогнозировать, какое может быть назначено наказание, практически невозможно, — заключает собеседник издания.

При этом, отмечает он, если подсудимый сотрудничал со следствием, то в случае признания его виновным и при наличии других смягчающих обстоятельств ему могут назначить наказание и ниже нижней планки. Такие случаи неоднократно бывали в судебной практике, но возможно и обратное, обращает внимание Сергей Паншин, приводя в пример приговор сотруднику Центра информационной безопасности ФСБ Сергею Михайлову. В 2019 году он был приговорен к 22 годам лишения свободы при максимальном наказании в 20 лет.


В то же время, отмечает Олег Жердев, в некоторых случаях бывает так, что засекреченные сведения в реальности таковыми не являются: информацию засекречивают, но при подробном разбирательстве выясняется, что этим критериям не соответствует. Для подобных ситуаций, по его словам, предусмотрено понятие «пустопорожнее засекречивание».

Богдан Степовой, Алексей Рамм, Роман Крецул

Права на данный материал принадлежат

Материал размещён правообладателем в открытом доступе

Похожие статьи