Сегодня: г.

«Чрево» Замятина впервые поставили на сцене МХТ имени Чехова

Фото: Наталья Мущинкина

Первым, еще до того, как персонажи начнут свою печальную песнь (все-таки жанр спектакля – крестьянский мюзикл), сразу обращаешь внимание на костюмы: белоснежные рубашки современного кроя, отутюженные фраки. Диссонанс какой-то получается, ведь герои Замятина – простые русские мужик да баба из провинции. Однако Андрей Гончаров таким противоречием хотел подчеркнуть актуальность темы: зверства некоторых человечьих поступков не скрыть — ни за эпохой, ни за красивой одеждой. 

— Важно не название места, в которой происходит действие: село это, деревня, город или «city», — объясняет режиссер. — Важны законы, которые существуют в микросоциуме и создают такие условия, которые доводят человека до животного, чревного состояния.

С режиссёром трудно поспорить: сегодня жестокость, особенно к женщине, на каждом шагу — домашнее насилие, которое часто завершается  расправой супруга над домочадцами. И детей то не щадят. 

Вторая неожиданная деталь – музыкальное сопровождение, сочетающий в себе народные мотивы и образцы современной поп-культуры.  Режиссёр знал, что зритель будет ждать русские романсы и постарался обмануть их ожидания. По его мнению, на таком контрасте текст Замятина, полный архаизмов вроде   «оселок», «запутала» и «кумачевая рубашка» , будет лучше слышен. Артём Быстров же, сыгравший Петра, и вовсе посчитал, что музыка не позволит  зрителю заскучать: 

— Текст очень плотный, сложный. Если бы не музыка, зрители, я думаю, заснули бы ещё на втором предложении.

Фото: Наталья Мущинкина

Кстати, Артём помимо мужа-изверга сыграл несколько ролей — любопытных соседок, а ещё собаку, вынюхивающую запах мертвечины. Та же многозадачность и у Антона Лобанова – он и любимый Афимьин — Иванюшечка, и добродушная односельчанка Петра, живущая столь же непростой бесправной судьбой. И только героиня Ольги Литвиновой проживает все несчастья и радости. Женщина, мать, жена – вот кто находится в центре спектакля Андрея Гончарова. 

Сама Ольга готова оправдать свою героиню — глаза Афимьи в её исполнении сверкают со сцены на протяжении всего спектакля. Иногда от радости — женщина носит под сердцем дитя, иногда от горя и отчаяния.

— Я не считаю Афимью жертвой, потому что после невероятных событий, которые падают ей на голову, она все равно её поднимает и идёт жить, — считает актриса.

Фото: Наталья Мущинкина

Для горя и безысходности положения русской женщины не нужно многого, поэтому «Чрево»  минималистично во всем: в актёрском составе и декорациях. Актеров — трое. Из декорации — обеденный стол (за ним едят, по нему ходят, на него сыплют землю) и несколько дверей. И даже земля, которой обильна засыпана сцена, меняет здесь свой символически смысл. Если  по началу   в неё сеют зерна жизни, то в конце закапывают мёртвое тело. Если сперва Афимья в исполнении Ольги Литвиновой собирает её в свой подол и носит под сердцем, как любовь к желанному ребёнку, то затем этот узелок падает на пол, и вместе с рассыпавшейся землёй уходит и женское счастье главной героини. 

И все же, как бы не были жестоки нравы общества, в котором живет героиня Ольги Литвиновой, в финале оно ее прощает. « уж не там ли, не в церкви ли видели на стене тот женский скорбящий лик?»

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 14 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля