Главная » Экономика » Что Давосский экономический форум сулит России

Что Давосский экономический форум сулит России

С 22 по 25 января в Давосе пройдет очередное ежегодное заседание Всемирного экономического форума (ВЭФ). Уже сейчас можно быть уверенным в том, что в России он запомнится политическими интригами, которых вокруг него с избытком. Хотя главное на форуме совсем другое – дискуссии ведущих политиков, предпринимателей и экспертов по самым острым мировым проблемам и предлагаемые решения.

Первый вопрос, возникающий в связи с Давосом, классический, точнее, гамлетовский: «Что мы Гекубе, что нам Гекуба?». После того, как в ноябре прошлого года стало известно, что в Альпах, чтобы не ссориться с Вашингтоном, не ждут российских бизнесменов, попавших под персональные санкции, в Москве были готовы возмущенно хлопнуть дверью. Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил организаторам, что в таком случае Россия будет бойкотировать форум.

Дальше события разворачивались в двух непересекающихся плоскостях. На одной утверждалось, что без России форум уже не мировой. На другой — подсанкционные предприниматели всячески стремились все-таки прорваться в Давос. Зачем? Что там лыжные спуски медом намазаны?

Тяга наших миллиардеров в Альпы, конечно, не блажь. Это необходимость. Российский телевизор может сколько угодно утверждать, что с глобализацией, а заодно и с ее либеральными апологетами, решительно покончено. Российские хозяева крупного бизнеса, однако, прекрасно понимают: изоляция – это приговор к проигрышу в конкурентной борьбе, в которой на фоне санкций их шансы и так заметно уменьшаются. И любые, пусть даже сильно ограниченные, возможности найти пути развития международных связей своего бизнеса терять никак нельзя.

И предприниматели своего добились. Юристам пришлось изрядно поработать (а заодно и заработать), но условия доступа подсанкционных российских миллиардеров в Давос найдены. Как говорят, они могут участвовать в форуме, но при этом никак не пользоваться услугами, предоставляемыми американской стороной, начиная с платежей через американские банки и заканчивая взаимодействием с гражданами США на дискуссионных панелях форума. Хоть так…

С другой стороны, разве телевизор неправ? А как же Брексит, таможенные войны, стены на границах, стремление Дональда Трампа вернуть американские компании домой, чтобы давать работу в первую очередь американцам, разве все это не конец глобализации?

Во-первых, если глобализация заканчивается популизмом, впереди будет еще хуже. Во-вторых, перечисленные «венки на могиле глобализации» не перечеркивают главное – технологический прогресс, который давно уже стал интернациональным. Его не остановить, наоборот, он постоянно ускоряется, и именно он, а не маятниковое движение политиков, определяет тренд к дальнейшей глобализации. Политики, в свою очередь, уловили определенный кризисный «десант», который несет на себе сегодняшняя глобализация. Но без кризисов нет развития.

На возникшие проблемы реагируют и организаторы форума. В докладе экспертов ВЭФ, который традиционно предваряет его открытие, подчеркивается, что пик роста мировой экономики на ближайшее время пройден. Такова цена протекционизма Трампа.

Тема же начинающегося заседания ВЭФ формулируется так: «Глобализация 4.0: формирование новой архитектуры в эпоху четвертой промышленной революции». Слишком заковыристо? Тогда стоит послушать «отца» ВЭФ профессора Клауса Шваба: «Глобализация производит победителей и проигравших, и за последние 25-30 лет победителей стало намного больше, но теперь мы должны заботиться о проигравших, о тех, кто остался позади. Если вы говорите о глобализации 4.0, она должна быть более всеобъемлющей, более устойчивой — и она должна основываться больше на лояльных принципах».

Попробуем перевести на более простой язык: от глобализации никуда не уйти, но если раньше она приносила свои плоды немногим, то теперь пора озаботиться решением задачи: «Глобализация – для всех!». Именно поиском соответствующих путей займутся в Давосе в ближайшие 4 дня.

И разве это не важнее для нашей страны, чем отсутствие на форуме Владимира Путина, Дональда Трампа, Терезы Мэй, Эммануэля Макрона?

Источник: www.mk.ru