Главная » Экономика » Десять лет неизменного повышения цен: как дорожали социально значимые продукты

Десять лет неизменного повышения цен: как дорожали социально значимые продукты

То, что цены на все растут, мы прекрасно знаем и видим это буквально каждый день. Однако на коротком отрезке времени — неделя, месяц или даже год — подорожание кажется не таким уж чувствительным. А что было раньше — мало кто и вспомнит. Мы подняли данные Росстата о ценах десятилетней давности: вам захочется всплакнуть, глядя на них. В 2019 году из-за повышения НДС ценники снова ждут метаморфозы. О том, почему цены так сильно растут и кому это нужно, — материал «МК».

Привет из прошлого

Не так давно в Интернете произвело фурор фото каталога крупной сети гипермаркетов с ценами 2009 года. Бутылка кока-колы стоила 17 рублей, пачка масла 27 рублей, настоящий литр молока (а не 900 мл, как сейчас) — 26 рублей. Впрочем, гораздо более полную картину можно составить, изучив статистику Росстата об изменениях средних потребительских цен. В базе есть данные за каждый месяц с 1995 года по более чем 700 позициям товаров и услуг в десятках городов, а также средние цифры по стране и годам. В методологической записке Росстата описано, как проводятся замеры цен. Каждую неделю в один и тот же день фиксируются цены на одни и те же наименования товаров в одних и тех же торговых точках, затем складываются в средние показатели.

Мы посчитали, во сколько раз выросли цены за десять лет. Причем менялись они неравномерно, минимум в 1,4 раза, максимум — в 4 раза. Например, свинина подорожала в 1,6 раза, а сырокопченая колбаса в 2,3 раза. Зато примерно одинаково изменились цены на лекарства — они выросли в три раза. В базе данных Росстата даже можно узнать, как менялась стоимость таких услуг, как изготовление гроба, рытье могилы механическим способом, пользование общественным туалетом и помывка в бане в общем отделении. Если кому интересно, то все это подорожало в три раза.

Во всем виноваты нефть, бензин и рубль

Что же такое произошло за последнее десятилетие, изменившее ценники в магазинах до неузнаваемости? «Главная причина — это рост курса доллара, который в 2008–2010 годах стоил около 30 рублей, а сейчас 66 рублей», — объясняет шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев. Вторая долгосрочная причина роста цен, по словам эксперта, — стабильное повышение стоимости бензина, который не дешевел ни при дорогой нефти, ни при более дешевой. А подорожание бензина означает рост расходов при уборке урожая, при транспортировке товаров на склады и до прилавка. Третья причина связана с конъюнктурой цен на нефть. «В этот десятилетний период нефть успела сильно подорожать и так же резко подешеветь. В целом сырьевые доходы страны уменьшились, к ним привязан уровень благосостояния населения», — поясняет аналитик.

И все бы ничего, если бы благосостояние граждан увеличивалось вслед за ростом цен. Однако доходы населения в России инфляцию не догоняют. «Материальный уровень возможностей сейчас ниже. Доходы населения не выросли ни в 3, ни даже в 2 раза по сравнению с более благополучным «нулевым» десятилетием», — отметил Пушкарев.

Впрочем, официальная статистика и по этому поводу невозмутима. Если посмотреть данные Росстата по средней заработной плате, то видим идеальную картину: с 2008 по 2018 год зарплаты, как и полагается, выросли в 2,5 раза. Россияне якобы получали десять лет назад 17 тыс. рублей в среднем по стране, а теперь 42 тысячи. Не прекращал роста и показатель номинальных доходов. Но на то они и номинальные, что не учитывают дополнительных издержек, которые несли россияне. Иными словами: реальные доходы населения за ростом цен не успевали, и пока инфляция неизменно ползла вверх, материальное положение людей ухудшалось.

«Население нищает. Повышение зарплаты людям на обычных должностях было скорее исключением. Реальный пример из региона: начальник смены в цеху с повышенной химической вредностью получал 20–25 тыс. рублей в месяц в 2011 году, и это с учетом надбавки «за вредность». Он уволился с предприятия в 2015 году, потому что его заработная плата ни разу не индексировалась. Сегодня он работает в аграрном хозяйстве, и его зарплата составляет все те же 20–25 тыс. рублей. Ситуация типичная: рост доходов закончился в 2014 году и до сих пор только падает. Добавим к этому снижение курса рубля и получаем существенное падение уровня жизни при «стабильном росте экономики» и средних зарплат», — приводит пример несправедливости эксперт «Международного финансового центра» Дмитрий Чечулин. И подобных историй о многолетней заморозке зарплат или даже их понижении на волне двух кризисов (2008–2009 гг. и 2014–2015 гг.) — тысячи по всей стране.

Но почему так сильно цены на товары в России подкосил валютный курс, ведь оплачиваем покупки мы рублями, а не долларами? «Несмотря на то что на прилавках магазинов преобладают отечественные товары, их цены все равно зависят от курса доллара. Агропромышленный комплекс даже после старта программы импортозамещения не избавился от зависимости от импорта: к нам завозят семена многих сельхозкультур, применяют дорогое импортное оборудование для изготовления продуктов питания из-за отсутствия отечественных аналогов. Инфляция, дешевеющий рубль и дорогие кредиты, необходимые для приобретения оборудования, делают свое дело: продукты стремительно дорожают. Плюс ко всему мы не можем себя обеспечивать отечественными овощами круглый год: для тех же помидоров теплицы строить слишком дорого, а выросший в сезон картофель негде хранить, он пропадает из-за недостатка овощехранилищ. В итоге отечественные продукты сезонно замещаются импортными, а они закупаются за доллары», — объяснила председатель Комитета по развитию инвестсреды для бизнеса московской Торгово-промышленной палаты Анна Вовк.

Да здравствует импортозамещение!

Впрочем, нет худа без добра. Угодив в серьезные экономические передряги, Россия решила использовать санкции и ослабление нацвалюты себе во благо, придумав выдворить импортные товары с рынка. Это дало некоторые результаты: продовольственное эмбарго замедлило рост инфляции. Как это произошло? Страну насильно изолировали от привозных продуктов, в этих условиях активизировались местные производители, которые раньше не рисковали конкурировать с иностранными. А ретейлерам не оставалось ничего, кроме как закупаться у местных, потому что при невыгодном курсе они не могли позволить себе покупки в долларах и евро. По данным Всемирного банка, благодаря программам импортозамещения и развития сельского хозяйства бедность в стране удалось снизить на 0,5%. Скромное достижение, но все же. Правда, бедными остаются более 13% населения, или 19,6 млн человек, чей доход ниже прожиточного минимума. Это только официально, на самом деле материальные проблемы испытывает куда больше людей. По данным опроса ВШЭ, 38% россиян признались, что им не хватает денег на еду и одежду: еще бы, цены-то растут как на дрожжах.

Впрочем, цены на продовольственные товары росли неравномерно, поэтому некоторые категории продуктов подорожали меньше, чем остальные. Например, сахаром и подсолнечным маслом страна себя обеспечивает почти полностью, завозятся только тростниковый сахар и оливковое масло. Поэтому, если стоимость обычной «белой смерти» сахара-песка и растительного масла выросла меньше чем в два раза, то цена заморского оливкового масла (мы покупаем его за евро) увеличилась в 2,5 раза.

Мотивировать отечественных производителей начали еще в 2010 году, когда появилась доктрина продовольственной безопасности России. В ней расписывалось, какими продуктами и в каких объемах страна должна сама себя обеспечивать, чтобы не зависеть от экспортеров. Кое-чего удалось достичь. «Успехами может похвастаться мясной сегмент. Например, после эмбарго и инвестиций в собственное производство, доля импорта свинины составляет около 10%, птицы — около 7%. А вот с говядиной дела похуже: мы ввозим порядка 20% из-за рубежа. Производство овощей тоже развивается с переменным успехом. Тепличные овощи (помидоры, огурцы) были включены в продовольственную доктрину в 2015 году с нормой в 90% обеспечения, при этом инвестициями сектор не баловали. Однако объемы производства удалось увеличить. Сейчас на прилавках магазинов лежат огурцы российского производства, а раньше в зимний период почти все огурцы завозились из других стран», — рассказала «МК» директор Института аграрного маркетинга Ирина Тюрина.

Как аграрный сектор «поднимался с колен», видно по ценам на продукты, которые удалось заместить. Рекордсмен по самому медленному росту цены — это курица: ее у нас много, поэтому стоит она недорого. Несмотря на проблемы с теплицами, удается растить и отечественные помидоры с огурцами: они за десять лет подорожали «всего» на 50%.

Три страшных буквы — НДС

С 2008 по 2018 год инфляция в России менялась скачкообразно, при этом цены жили своей жизнью. «Цены на различные продукты ведут себя по-разному из-за массы причин. На них влияет покупательная способность населения, предпочтения людей, урожай у нас и в других странах, сложность доставки. В итоге в прошлом году при официальной продуктовой инфляции в 4,3% цены на овощи выросли на 10–25%. В целом средний рост цен на продукты близок к инфляции, но отдельные популярные виды продовольствия могут дорожать в разы быстрее», — пояснила Анна Вовк.

Среди других причин повышения цен выделяется ужесточение налоговой нагрузки. С 2019 года производители и поставщики услуг платят налог на добавленную стоимость по новой ставке 20% вместо 18%. НДС отражается в чеках, в начале января магазины внесли изменения в кассы. Новостью о повышении НДС россиян ошарашили после президентских выборов. Тогда власти пытались успокоить население, апеллируя к истории этого налога в России. НДС был введен в 1992 году со ставкой 28%, через год ставку понизили до 20%, а в 2004 году еще раз уменьшили — до 18%, чтобы увеличить собираемость налогов. Короче говоря, ослабили удавку для бизнеса, чтобы тот сэкономленные деньги смог направить на развитие. Теперь же ставка просто возвращается на прежний, «справедливый» уровень, как выразился председатель Комитета по бюджету и налогам Госдумы Андрей Макаров. Еще он добавил, что цен это вообще не должно коснуться, ведь «когда НДС понижали, производители цены не понизили, значит, и повышать не должны».

На самом деле тогда, в 2005 году, понижение НДС цен коснулось, да еще как. Производители их не только не понизили вслед за ставкой, а наоборот, повысили. Например, говядина в 2004 году стоила 113 рублей, в 2005 году — уже 146 рублей. Сосиски стоили 82 рубля, а стали — 100 рублей. Если при понижении НДС производители не постеснялись цены повысить, то при его повышении, как говорится, сам бог велел.

Эксперимент «МК»: чек как доказательство

Власти давали еще одно обещание. О том, что цены на социально значимые товары не поднимутся, поскольку для них ставка НДС осталась льготной — 10%. К таким товарам относятся молочная продукция, хлеб, макароны, овощи, сыр, крупы, вода, мясо, детское питание. «То, что мы слышим сейчас о повышении цен на продукты питания и детские товары, — как минимум недобросовестно. Они не повысятся», — убеждал Макаров на слушаниях законопроекта.

В подобные заверения не верилось с самого начала. Поэтому еще с конца прошлого года мы собирали чеки из разных магазинов, чтобы с наступлением 2019 года проверить, на сколько изменились цены на одни и те же продукты. Вот результаты нашего эксперимента. У нас на руках чеки из известного гипермаркета низких цен. Первая закупка сделана 6 декабря 2018 года, вторая — 16 января 2019 года. Из девяти наименований совершенно одинаковых продуктов шесть подорожали, причем некоторые — очень даже ощутимо. Один продукт из числа «льготных» стоит в январе копейка в копейку как в декабре. Еще один товар оказался со скидкой и за счет нее был дешевле. Бонус для потребителя — подешевели влажные салфетки! Правда, товар это не самый ходовой, но все равно приятно.

Общий тренд на подорожание даже «льготных» товаров эксперты объясняют тем, что выросла стоимость сопутствующих услуг, необходимых для производства этих групп товаров. «Дороже стали складские услуги, цена транспортировки, банковские услуги (инкассация), выросли цены на корма, бензин — все это входит в итоговую стоимость товара, которая и ложится на конечного потребителя», — говорит Дмитрий Чечулин.

Чиновники могут сколько угодно водить людей за нос, придумывая на первый взгляд логичные и экономически обоснованные оправдания росту цен, повышению налогов и реформам, которые оно же обещало не проводить. Как мы знаем из уроков истории, даже издевательства над миллионами людей можно преподнести как гуманистическую миссию. Однако россиян ценовой беспредел уже не просто раздражает, он их доводит. Пока не до гроба, но уже до помоек. Появилось целое движение людей (далеко не бомжей и маргиналов), которые добывают еду в мусорных баках. Они называют себя фриганы и знают места, где можно достать продукты с истекающим сроком годности, которые еще можно успеть съесть. Это ли не социальная катастрофа?

Источник: www.mk.ru