Сегодня: г.

Эксперт о ситуации на Запорожской АЭС: может случиться вторая Фукусима

Запорожская АЭС. Фото: Wikipedia.org.

— Нет такого термина «законсервировать» станцию, видимо, имеется ввиду остановка всех энергоблоков, — говорит Александр Уваров. — На этот счет есть регламент, это — штатная процедура. Энергоблоки будут охлаждать за счет внешней электроэнергии. Они прекратят вырабатывать электроэнергию, будут надежно заглушены, реакторы переведут в безопасное состояние. Сначала будет «горячая» остановка, потом потребуется еще время, чтобы осуществить «холодную» остановку.

Все это проходит по регламенту, но есть единственная проблема. Любая атомная станция, любой атомный энергоблок, после того как он останавливается, из производителя электроэнергии он превращается в потребителя. Чем, например, реактор отличается от чайника? Вы выключили чайник и все, ничего страшного не произойдет. А если вы выключили реактор, он продолжает еще греться. Есть наглядный пример того, что может произойти, если не отводить это тепло, не охлаждать реактор. Это — Фукусима, где в 2011 году произошла радиационная авария, когда в результате сильнейшего землетрясения, и последовавшего за ним цунами, были затоплены подвальные помещения с распределительными устройствами и резервными генераторами. Это привело к полному обесточиванию станции и отказу систем аварийного охлаждения. (Ядерное топливо в реакторах энергоблоков расплавилось. В результате пароциркониевой реакции произошло накопление водорода. На первом, третьем и четвертом энергоблоках произошли взрывы гремучей смеси и выбросы в атмосферы летучих радиоактивных элементов. — Авт.)

— Если остановить на Запорожской АЭС все энергоблоки, то потребуется обеспечить надежное электроснабжение этой станции извне?

— Да, или из украинской сети, к которой станция сейчас подключена, или из российской сети. На площадке, естественно, есть дизель-генераторы с запасом дизтоплива. Но они все-таки рассчитаны на случаи аварийных, временных подключений. И не предназначены для работы неделями и месяцами.

— ВСУ в любой момент могут повредить взрывами ЛЭП, что они и обещали делать.

— Линия должна быть ни одна, а несколько. На мой взгляд, эти бесконечные обстрелы со стороны ВСУ как раз связаны с тем, что Запорожскую атомную электростанцию хотят переключить на российскую сеть. Сейчас ведутся соответствующие работы. Украинская сторона, нанося по АЭС удары, привлекает к этой ситуации внимание. Есть, на мой взгляд, и вторая причина. Киев, видимо, считает, что, если на станции произойдет радиационная авария, референдум в Запорожской области сорвется.

Александр Уваров обращает внимание, что кроме хранилища отработанного ядерного топлива (ОЯТ), на Запорожской атомной станции есть хранилище твердых радиоактивных отходов (ТРО).

— Там хранится загрязненная спецодежда, выработанные фильтры, отработанное масло. Все это фонит. Это хранилище часто путают с хранилищем отработанного ядерного топлива. Как раз недавно говорили, что стреляли в хранилище ОЯТ, а на самом деле — в хранилище твердых радиоактивных отходов.

— Попадание снарядов в сухое хранилище с отработанным ядерным топливом можно сравнить по воздействию с грязной ядерной бомбой?

— Сухое хранилище — это бетонные контейнеры. На Запорожской станции стоят американские контейнеры с толщиной стен — 70 сантиметров. Внутри бетона находится стальная герметичная корзина, в которой хранится отработанное ядерное топливо. Чтобы до него добраться, необходимо пробить бетон. Если это произойдет, будет выход радиоактивных веществ, рядом начнется загрязнение территории. На сколько эта область расширится, будет зависеть от того, сколько контейнеров будет разрушено. На станции сейчас 177 контейнеров при максимальная проектная вместимости — 380.

Александр Уваров считает, что основная опасность грязной ядерной бомбы в том, что она вызывает панику.

— Сама по себе она не наносит какого-то непоправимого ущерба. Да, приводит к загрязнению определенной площадки, обычно — не очень большой. Она в основном рассчитана на радиофобию населения. Любая информация, что взорвана грязная ядерная бомба, приведет к массовой панике. Представляете, что будет, когда несколько миллионов человек одновременно попытаются выехать из города? В Энергодаре, где расположена Запорожская атомная станция, массовой эвакуации ожидать не стоит. Там все-таки живут атомщики, которые паниковать не будут.

— По мнению члена главного совета военно-гражданской администрации Запорожской области Владимира Рогова, удары украинской стороны по атомной станции курируют представители Великобритании и США. Они же отдают приказы на обстрел ЗАЭС.

— Да, им это выгодно. Но они не понимают, что в случае ядерной аварии нужно сидеть все-таки в Южном полушарии, а они находятся в Северном. Тут есть еще один момент, на который слабо обращают внимание, а, может быть, и намерено не обращают внимание. Обстрел атомной электростанции — это, по сути, радиационная атака Запорожской области. Это сравнимо с применением оружия массового поражения. Такое ощущение, что, действительно, хотят поднять ставки и поставить наше руководство перед выбором — ответит оно на то, что совершенно радиационное нападение или нет? А если нет — опять возникнут вопросы, пересечена ли уже «красная линия» или нет?

На данный момент радиационный фон на станции в норме.

— Пока серьезных последствий нет. Об этом вчера заявил глава МАГЭТЭ Гросси. Хочу напомнить, что атомные станции, конечно, проектировались на внешние природные воздействия, на падения самолетов, на противостояние террористам. Но атомные станции никогда не проектировались на участия в боевых действиях. Технология ВВЭР (водо-водяных энергетических реакторов. — Авт.), которая там используется, — она жизнеспособная, она долго будет сопротивляться, она — живучая. Но очень не хотелось бы проверять степень ее живучести на практике. Поэтому ситуация на Запорожской АЭС вызывает у атомщиков беспокойство. Мы надеемся, что серьезной катастрофы все-таки удастся избежать. Но мы боимся, что можем ошибаться. Потому что никто никогда на практике это не проверял. Наводнения были, цунами были, землетрясения были. По ходу исправлялись ошибки. Но артиллерийские и ракетные обстрелы в проекте не учитывались, потому что считалось, что атомная станция — это не тот объект, где можно вести боевые действия.

Как рассказали нам жители Энергодара, примерно 10% персонала уехали из города. Остальные остались. Говорят, что бежать некуда. Запорожская АЭС — градообразующее предприятие.

— Даже в случае остановки всех энергоблоков, на станции должны оставаться специалисты, которые будут ее обслуживать.

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 23 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля