Сегодня: г.

На фестивале в Великом Новгороде рассказали, зачем режиссер встает на табуретку

Кадр из м/ф «Оперение», реж. Хани Домбе, Том Курис (Израиль, Франция).

Десять киноплощадок рассеяны по всему городу, у каждой своя тематика и аудитория. В библиотечных центрах крутят детские программы, собранные из мультфильмов последних лет. В уютном киномузее, расположенном в двухэтажном домике XIX века, — знаковая авторская анимация века двадцать первого: лирическая, абсурдная, философская, загадочная. В просторной оранжерее, заполненной цветами и саженцами, детей учат, как оживлять под камерой элементы одежды, конструктор «лего» и пластилин. В перерыве между мастер-классами мне рассказывают байку про учительницу, пришедшую с отрядом юных гаишников и требовавшую снять мультфильм про правила дорожного движения. В итоге суровая дама сдала детей аниматорам, а сама не меньше часа увлеченно двигала порхающих на столе под камерой бумажных бабочек и цветочки, бормоча себе под нос: «Теперь только этим буду заниматься».

На набережной реки Волхов на огромном экране нон-стопом вперемежку идут бодрые мультдискотеки из «Смешариков» и «Фиксиков», полнометражный сказочный «Огонек-огниво» (реж. Константин Щекин) и завораживающая магическая «Песнь моря» ирландца Томма Мура. «Смешариков» представляет их режиссер Денис Чернов: легендарный смешариковед в Великий Новгород приехал со своим новым полнометражным 3D-мультфильмом про вселенную невидимых домовых «Финник». Главный герой характером смахивает на Карлсона, а прототипом бесстрашной девочки-детектива стала Лара Крофт. В целом фильм получился динамичным и обаятельным, и, по слухам, уже планируется его продолжение.

Режиссер Денис Чернов, сценарист Татьяна Белова. Фото предоставлено пресс-службой

А в Новгородской филармонии — сборник «Музыка в анимации», яркий фантазийный фильм для подростков «Где Анна Франк» (реж. Ари Фольман, Израиль, Нидерланды), соединивший на экране память о холокосте и современную проблему мигрантов. В кукольном «Даже мыши попадают в рай» из Чехии (реж. Ян Бубеничек и Дениза Гриммова) звериным раем заправляет Козерог, рефлексирующая мышка заводит дружбу с лисом-вегетарианцем, а полиция на вертолетах отлавливает злобных нарушителей райского местечка. 

Режиссер Константин Бронзит. Фото предоставлено пресс-службой

Номинанту «Оскара» и обладателю десятков призов всевозможных кинофестивалей Константину Бронзиту пожилая дама выдает упрек: мол, люди старшего возраста не смотрят сегодняшние мультфильмы, потому что вспоминают советские — они были понятные и интересные. Бронзит не соглашается:

— Я снимаю фильмы, как считаю нужным, как чувствую. Есть такое выражение, что режиссер в кино становится на табуретку, и у него всего два варианта — либо это исповедь, либо проповедь. Советская мультипликация, за редким исключением, не была ни тем, ни другим, поэтому я инстинктивно в детстве ее не любил. Наши российские зрители не смотрят современную анимацию, потому что советская мультипликация отбила у них это желание. По своим остаточным ощущениям понимают, что это им будет неинтересно. Не знают, что есть новая анимация. И если вы пришли сегодня в зал посмотреть, о чем снимают кино современные аниматоры, это прекрасно.  

Кадр из м/ф «Откуси косточку», реж. Хонами Яно (Япония).

Исключительно взрослая территория — программы документальной, студенческой анимации и спецподборки — «Разные лики любви» и «Недетские проблемы». В последней собраны драматические истории из мира детей и подростков. В 9-минутном «Откуси косточку» (Гран-при фестиваля в Оттаве) режиссер Хонами Яно предстает в образе маленькой девочки на похоронах отца и вспоминает, как они с папой провели последнее лето. Она не смогла соблюсти весьма специфическую японскую традицию — съесть косточку отца, оставшуюся после кремации: «Кость как будто застряла у меня в горле, и я не могу забыть это переживание». Мерцающее изображение в кадре сложено из разноцветных точек-пятнышек-кружочков, и эта пульсирующая память-пыль не дает покоя автору.

Героиня кукольного 15-минутного фильма «Оперение» (реж. Хани Домбе, Том Курис, Израиль, Франция) в подростковом возрасте вдруг начинает обрастать птичьими перьями — так же как ее бабушка-знахарка. Перья обладают даром исцеления, но выставляют девушку белой вороной. Ей нужно решить — принять свою отталкивающую идентичность или порвать с ней.

В российском кино все буквальнее и оттого больнее: в «Дневнике Андрюши» режиссер Жанна Бекмамбетова анализирует жизнь мамы ребенка с синдромом Дауна, а в «Исчезающем папе» (реж. Андрей Рубецкой) ребенок с тревогой наблюдает метания отца между старой семьей и новой: «Если папы у нас становится все меньше, значит, где-то теперь его все больше?..»

И все-таки как стать аниматором? Режиссер и художник Михаил Алдашин рассказывает зрителям, что 25 лет назад, приступая к съемкам «Рождества», он задумал превзойти своего учителя Юрия Норштейна. Услышав об этом, Юрий Борисович рассмеялся: «Только с таким настроением и нужно делать фильм».

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 14 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля