Сегодня: г.

«Навести порядок с этой бандой»: зверствам бандеровцев удивлялся даже фюрер

1941 г. Расстрел советских граждан в Бабьем Яре. Фото: hyser.com.ua

Это один из редких случаев, когда конкретный исторический персонаж на долгие годы превратился в символ для довольно обширного круга людей, которых даже принято объединять его фамилией. В наследие от советского периода сохранились ленинцы и сталинцы. А вот Западная Украина более 80 лет назад стала очагом распространения бандеровцев, идеи которых во времена постсоветского псевдонезависимого украинского государства расцвели пышным цветом.

Само слово «бандеровец» превратилось в емкую характеристику определенного круга социально активных персонажей: это упертые националисты, одержимые ненавистью к России и русским, готовые ради осуществления своих идей украинской незалежности на самые жестокие поступки. Такими они были в лихие военные и послевоенные годы, такими они остались и сейчас.

На своих знаменах эти отморозки подняли имя одного из основателей и главарей движения Степана Бандеры. Но почему именно он стал идолом украинских наци?

В свое время, по горячим следам после событий киевского Майдана-2014, мы обсуждали это с известным политологом Игорем Шишкиным. Теперь пришла пора вернуться к его объяснениям.

— Бандера неслучайно стал главным украинским националистом. Он добился этого в результате своих личных качеств, сумел завоевать авторитет среди сепаратистов, вступил в схватку за лидерство с другим, не менее харизматичным вождем Мельником и победить, — подчеркнул Игорь Сергеевич. — Именно бандеровские идеи и лозунги оказались после распада СССР и образования независимой Украины наиболее пригодны для новых хозяев незалежной, озаботившихся необратимостью процесса ее отделения от России.

Киевским властям потребовались люди, которые во все это верят, люди, которых можно было бы подать как борцов за «исконную независимость Украины от Москвы». А где их взять? Только среди кучки бандеровцев.

Последователи данного националистического движения всегда были в первую очередь силой антирусской и антисоветской. В реальности же этих последователей Бандеры вдохновляла и вдохновляет не идея самостоятельной Украины, а ненависть к России. Их нельзя назвать патриотами. Ведь настоящими патриотами движет любовь к своей нации, а у этих есть лишь ненависть к врагам Украины. Таковыми они называют русских, поляков, евреев… Любить-то бандеровцам нечего! Ведь если, согласно их заявлениям, русские — это отдельная от украинцев нация, то оказывается, что собственно украинской истории нет.

Националистическое движение на Украине, развернувшееся позднее под именем Бандеры, создавалось еще в XIX веке Австро-Венгрией как антироссийский проект. Целью его было, во-первых, не допустить объединения тех русских земель, которые вошли в состав империи Габсбургов после раздела Польши, а во-вторых, при малейшей возможности отобрать у России другие земли, населенные малороссами. Именно тогда и прозвучали эти постулаты: вы — не русские, а украинцы; здесь, на Западной Украине, — корень украинской нации; но там, за границей, тоже живут ваши соплеменники, которых угнетают эти проклятые москали!

Австро-венгерский проект оказался очень живучим. Да, бандеровщина была искусственно создана, искусственно поддерживалась все эти десятилетия. Но в наше время она уже превратилась в раковую опухоль. И для нее на Украине в последние десятилетия нарочито создается питательная среда. Ведь в любом народе, даже не многонациональном, всегда можно найти сторонников сепаратизма.

Роль бандеровцев в современном украинском государстве — прикрываясь высокими словами о патриотизме, по сути быть еще и боевиками, защитниками незалежности. Если мы смиримся с происходящим в этой стране, то через некоторое время уже и на востоке Украины будут маршировать толпы молодчиков с портретами своих идолов — Бандеры, гауптштурмфюрера СС Шухевича… Толпы тех, чьи прадеды в годы войны всю эту погань уничтожали, зачастую ценой собственной жизни…

Степан Бандера.

Фото: ru.wikipedia.org

«Креативные» бандиты

Готовя статью, корреспондент «МК» столкнулся с проблемой. Хочется показать истинное лицо и деяния бандеровцев, добивавшихся независимости Украины, во всей красе, а сделать это невозможно. По чисто этическим соображениям. Потому что описывать в газетном материале конкретные способы и обстоятельства расправы над «провинившимися» перед националистами людей — это уже значит описывать примеры садизма.

В исследованиях историков, посвященных зверствам бандеровцев, которые эти «лесные братья» творили в период войны и на протяжении нескольких послевоенных лет, упоминается 135 различных способов пыток и умерщвления, которые они тогда практиковали, расправляясь с захваченными в плен воинами Красной Армии, сотрудниками милиции и мирными жителями, которые «не так себя вели» или являлись представителями «враждебных» наций. Я попробовал отыскать в этом садистском пыточном перечне что-то хоть чуть-чуть «гуманное». Но поиски не дали результатов. Из упомянутого выше списка здесь рискну упомянуть лишь «утапливание в реке» и «волочение по земле за ноги, связанные веревкой». 

Эти человекоподобные существа в принципе не хотели использовать обычные методы, но старались калечить и умерщвлять людей — чаще всего женщин, детей, — доставляя им при этом максимальные мучения. Среди орудий убийства фигурируют деревянные колья, серпы, лопаты, вилы, топоры, колючая проволока, гвозди, огонь…

Некоторые подробности о самых кровавых акциях бандеровцев довелось услышать от человека, который в свое время пытался создать на территории «свободной и демократической» Украины музей, посвященный ее альтернативной истории, связанной с разгулом националистического движения в середине прошлого века. В итоге музей этот так и не появился, а его организатор вынужден был покинуть страну. Кое-что из собранной информации он сообщил «МК» на условиях анонимности, ведь его родственники по-прежнему живут на территории государства под желто-голубым флагом, где сегодня себя вольготно чувствуют распоясавшиеся националисты.

— Еще в самом начале Второй мировой руководство Германии решило привлечь на свою сторону новых помощников. Перед начальником военной разведки и контрразведки Канарисом поставили задачу: «Заняться подготовкой украинских организаций… имеющих те же цели, а именно — уничтожение поляков и евреев», — рассказал Андрей Т. — Главным ресурсом для выполнения такой долговременной программы стала Организация украинских националистов (ОУН). Уже через несколько недель из числа ее членов были отобраны около 400 человек, которых начали обучать в лагерях Абвера, расположенных на территории Германии и оккупированной ею части Польши.

В 1941 году именно эти уже ставшие «специалистами» люди оказались ядром образованной Украинской повстанческой армии (УПА — запрещенная в РФ экстремистская организация). Через несколько дней после нападения гитлеровцев на Советский Союз появился Акт о провозглашении на «освобожденных» землях УССР украинской государственности. В этом документе, датированном 30 июня, констатировалось, что УПА «войдет в войну на стороне Германии и будет вести ее совместно с немецкой армией так долго, пока на всех фронтах она не победит».

Начало своих деяний ОУНовцы не стали откладывать в долгий ящик. В тот же день батальон «Нахтигаль» из состава УПА под командованием Романа Шухевича вошел в захваченный немецкими войсками Львов и занялся там наведением порядка. Главной задачей бандеровцев была очистка города от чужаков. Бойцы батальона схватили и расстреляли более 3000 жителей Львова, имевших польское происхождение, а вслед за тем принялись за евреев и русских — их было в течение недели убито почти 7 тысяч. Среди прочих новые хозяева Украины уничтожили и около полусотни ученых-преподавателей из Львовского университета — «вина» их была все в том же «неправильном» польском происхождении

Жестокость ОУНовцев показалась чрезмерной даже самому фюреру. Пятого июля, узнав из доклада Гиммлера о кровавых событиях во Львове, он приказал «навести порядок с этой бандой».

Впрочем, уже скоро банда опять пригодилась. Речь идет о печально знаменитом Бабьем Яре. Заняв Киев, гитлеровцы устроили в украинской столице массовую зачистку от евреев, цыган, советских военнопленных… Всех этих «лишних» людей отправляли большими партиями к Бабьему Яру и там расстреливали. Общее количество убитых так и не удалось установить. Считают, что их было не менее 350 тысяч. А основную роль чистильщиков играли именно боевики из УПА. Их в проведении акции в Бабьем Яре задействовали 1200 человек, а немцев было лишь около 300.

Несколько позже, в июле 1942-го, киевская трагедия повторилась в Ровно, где украинскими националистами по распоряжению их немецких руководителей было ликвидировано местное еврейское гетто. В нем на тот момент содержалось около 5 тысяч человек. Подобную же «ликвидацию» бандеровцы проводили в городе Дубно, уничтожив там осенью 1942 года 5000 евреев.

Жестокая спецоперация была осуществлена националистами из ОУН в 1943 году. Речь о так называемой Волынской резне.

Причина конфликта, повлекшего за собой масштабные жертвы, — серьезная вражда, возникшая между украинцами и поляками. Еще в 1920-е годы, после того как Польша захватила в результате войны с большевистской Россией часть территории Западной Украины, власти Речи Посполитой попытались взять под свой контроль вновь присоединенные территории путем заселения их поляками. Новоселы, устраивая свои хозяйства, естественно, потеснили старожилов-украинцев, что не могло не вызвать у тех неприязненных чувств к «пришельцам». Бандеровцы воспользовались этим разгоревшимся межнациональным конфликтом, превратив антипатию в ненависть. По данным расследований, проведенных в Польше, установлено, что только с мая по июль 1943 года от рук бандеровцев погибло на Волыни до 60 тысяч человек. ОУНовцы вырезали целиком хутора, деревни, где жили поляки.

Вот что написал Тимоти Снайдер, один из историков, занимавшихся изучением этой кровавой эпопеи:

«…Подразделения УПА и специальные отряды Службы безопасности ОУН убивали поляков как в индивидуальном порядке, так и коллективно в польских поселениях и деревнях, а также тех поляков, которые жили в украинских деревнях. Согласно многочисленным, подтверждающим друг друга сообщениям, украинские националисты… сжигали дома, стреляли или загоняли внутрь тех, кто пытался бежать, а тех, кого удавалось поймать на улице, убивали серпами и вилами. Костелы, набитые прихожанами, сжигались дотла. Чтобы запугать оставшихся в живых поляков и вынудить их к бегству, бандиты выставляли обезглавленные, распятые, расчлененные тела… С вечера 11 июля 1943 г. до утра 12 июля УПА совершила нападения на 176 населенных пунктов…».

Зимой 1945-го один из руководителей армии украинских националистов Юрий Стельмащук, схваченный советскими органами, дал такие показания:

«…В июне 1943 года руководитель так называемой северной группы УПА Клячковский Дмитрий передал мне указание центрального провода ОУН о поголовном и повсеместном физическом истреблении всего польского населения, проживавшего на территории западных областей Украины. Выполняя эту директиву, я с соединением ряда бандгрупп УПА вырезал более 15 тысяч польского населения в некоторых районах Волыни… 29–30 августа 1943 года я собрал отряд в несколько сот человек, и по приказу командующего так называемого военного округа ОУН «Олега» на территории Ковельского, Любомльского и Туринского районов Волынской области мы вырезали все польское население… Всего в этих районах за 29 и 30 августа 1943 года мы вырезали и расстреляли более 15 000 человек, среди которых было много престарелых людей, женщин и детей».

Их жестокость не знала границ. Трудно даже подобрать слова, чтобы описать конкретные эпизоды.

В Тарнопольском воеводстве возле села Лозовая стараниями «креативных» бандеровцев после учиненного там погрома на деревьях вдоль проселочной дороги появился транспарант «Дорога к независимой Украине». На каждом (!) из этих деревьев было помещено по несколько трупов убитых польских детишек — причем так, чтобы из этих тел образовывалось подобие венка. В Лозовой ОУНовцами было убито в общей сложности около 40 маленьких детей.

Памятник детям, убитым в Лозовой.

Из воспоминаний уцелевшего во время Волынской резни (подробности приходится опустить по этическим соображениям):

«Все неукраинцы в селе Куты подлежали уничтожению. Таковых набралось около 200 человек… У поляка Франциска Березовского была жена-украинка. А у жены — племянник-бандеровец. Березовскому отрубили голову, положили на тарелку и преподнесли жене в «подарок». Преподнес ее же племянник. После этих издевательств женщина сошла с ума».

Отряд УПА, которым командовал Иван Климчак практически полностью вырезал село Воля Островецкая. Бандеровцы убили более 520 человек, в том числе 220 детей. Один из селян, Генрих Клок, чудом выжил: его ОУНовцы лишь серьезно ранили, но не стали добивать, приняв за мертвого. Рядом с Иваном находился труп жительницы села Марии Есинюк, возле которого сидел ее 5-летний сынишка. Малыш, не понимая, что она убита, просил маму встать и идти домой. Привлеченный детским плачем, к мальчику подошел бандеровец и убил выстрелом из винтовки.

Порой боевики прибегали к очень своеобразным издевкам. Например, отряд под командой Петра Нетовича нагрянул в населенное поляками село Паросле на Ровенщине под видом красных партизан. Местные жители встретили народных мстителей радушно, накрыли для них столы с угощением. ОУНовцы не отказались от трапезы, а выпив и закусив, продолжили развлечение, насилуя женщин. Всех, кто пытался заступиться за этих несчастных, они тут же убивали. А под конец расправились и со своими «живыми игрушками».

Массовые зачистки местностей от поляков продолжались и в последующем. Как признавалась годы спустя в своем покаянном письме одна из женщин, находившихся в бандеровской банде, «нам был дан приказ: евреев, поляков, русских пленных и тех, кто прячет их, всех душить без пощады».

Вот лишь несколько чудовищных эпизодов.

В селении банда УПА согнала около 60 жителей — главным образом женщин и детей — в сарай. Потом эту постройку обложили соломой и подожгли. Среди жителей деревни оказался молодой мужчина из смешанной семьи: у него отец украинец, а мать — полька. Узнав об этом, бандеровцы поставили несчастному условие: если сам убьешь свою мать, оставим тебя в живых. Парень отказался и в итоге тоже был сожжен в сарае вместе с остальными.

Весной 1944 года украинские националисты из 4-го полка дивизии СС «Галичина» при поддержке отряда УПА напали на доминиканский монастырь, расположенный в селе Подкамень. Было умерщвлено более 250 человек.

На исходе Великой Отечественной отличились бандеровцы и своими вылазками против Красной Армии. Они нападали в основном на тыловые части. Известно несколько случаев, когда объектами таких нападений становились наши медицинские учреждения. Из воспоминаний современника: «…ОУНовцы вырезали подчистую целые госпитали Красной Армии, которые поначалу оставляли в тылу без охранения. Они вырезали у раненых на теле звезды…»

ОУН-медицина

Борьба с бандеровцами в западных областях Украины затянулась еще почти на 10 послевоенных лет. О тех событиях вспоминал в нашем разговоре полковник в отставке, а тогда — лейтенант-контрразведчик Александр Голиков.

— Статистика страшная. Даже по неполным данным с момента освобождения этих территорий от немецких оккупантов и до 1953 года на Западной Украине от действий боевиков УПА погибло свыше 30 тысяч советских граждан. В том числе — около 6500 военнослужащих, более 2700 представителей власти, без малого тысяча женщин, стариков и детей.

Нашими войсками, органами контрразведки и милиции за этот же период было уничтожено около 10 тысяч бандеровцев, а еще 7 тысяч арестовано.

В последние годы своего существования банды располагались в наиболее укромных местах. Их лесные базы были хорошо замаскированы. Бандеровцы путем уговоров, угроз организовали разветвленную сеть помощников и осведомителей среди местного населения. Благодаря этому они контролировали все, что происходило в окрестных деревнях. И, следует признать, зачастую держали людей в страхе. При малейшем подозрении на сотрудничество кого-то из крестьян с советской властью, с милицией следовала расправа.

Вспоминаю случай: одного из крестьян вызвали в райотдел НКВД, чтобы допросить о его возможных контактах с подпольными бандформированиями. Никакой вины за этим мужчиной обнаружено в итоге не было, его отпустили домой. А уже вечером того же дня к нему в дом нагрянули бандеровцы. Беднягу и всю его семью, даже детишек, они убили.

Впрочем, иногда ОУНовцы не торопились с расправой и проводили собственное «следствие». На территории их крупных лагерей доводилось находить потайные (чаще всего — подземные) тюрьмы и при них — помещения для пыток.

Бандиты всячески старались обеспечить пополнение своих рядов. Нередки были случаи, когда они во время очередного визита в деревню просто объявляли всех местных мужиков мобилизованными и уводили с собой в лес. Неподчинение каралось смертью не только самого «призывника», но и его близких.

Активно привлекали они к своему «великому» делу молодежь. Пацаны 10–15 лет использовались как связные, наблюдатели. Парней постарше могли к диверсионной деятельности подключить. А девушек готовили «по медицинской части». И это было очень специфическое обучение. Под руководством старших они практиковались в навыках полевой медицины — наложении шин на сломанные конечности, перевязывании и даже зашивании ран. В качестве объектов для таких тренировок использовали захваченных бандитами «неприятелей» — одиночных советских солдат, кого-то из непокорных местных жителей. Им специально ломали руки-ноги, наносили серьезные раны, а после этого «милосердные сестрицы» приступали к «лечению». Практически всегда оно заканчивалось смертью несчастных: когда надобность в очередном таком «учебном пособии» отпадала, человека приканчивали.

Очень активно охотились бандеровцы на представителей органов, поскольку именно сотрудники контрразведки играли важнейшую роль в раскрытии их агентурной сети и обнаружении мест дислокации банд. Несколько моих товарищей было убито и ранено в те годы. Чаще всего нападения случались в сельской местности. Там, бывало, эти бандиты даже специальные засады устраивали. Но и находясь в городе, следовало держать ухо востро. Неоднократно по нашим машинам стреляли из окон домов, из развалин…

А еще пытались взять на испуг. Я одно время хранил специфический «сувенир» — написанное печатными буквами (перестраховывались, голубчики!) письмо-предупреждение: мол, если ты, клятый москаль, будешь все таким же шустрым, не миновать тебе пули. Впрочем, в большинстве случаев мы на подобные угрозы не обращали внимания и продолжали выполнять полученные задания.

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 29 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля