Сегодня: г.

О соблазнении и съемках Виктории Исаковой рассказал режиссер «Заключения» Сергей Попов

Фото: пресс-служба первого канала

Сериал «Заключение» выглядит как детектив с амбициями. Расследования жутких убийств здесь как будто в одной коммунальной квартире с мелодрамой, конфликтами поколений и психологическими комплексами. Героиня Виктории Исаковой едва не попала за решетку за свое стремление предоставить сильнодействующие препараты тем, кому они очень нужны, но легально их выписать очень трудно. Следователь (Дмитрий Куличков) предложил хирургу что-то вроде альтернативного заключения в виде должности патологоанатома с целью получить в подчиненные гениального врача и, может быть, даже приударить за эффектной особой.

Вместе они та еще парочка. У нее маниакальная страсть к порядку, беспомощность в кулинарии и дефицит дипломатичности. У него весьма вольные методы работы, удивительный бардак в жизни и собака, которой он как будто доверяет больше, чем людям. Подпускать таких людей друг к другу — не самая лучшая идея, но в борьбе со злодеями, видимо, все методы хороши.

Режиссер Сергей Попов имеет немалый опыт исследования характеров в самых разных обстоятельствах. Он снимал «Фурцеву», один из сезонов «Мосгаза», «Обратный отсчет» и другие сериалы, где костюмы разных времен сочетаются с динамичным действием, в ходе которого героев явно испытывают на прочность. Работая над «Заключением», режиссер снимал современную Москву, где жизнь даже на уровне эмоций иногда похожа на детектив.

В беседе с «МК» Сергей Попов рассказал об идеальных интерьерах, борьбе со снегом и соблазнении Виктории Исаковой.

— Женщина в правоохранительных органах — сюжет, который сценаристы прорабатывают довольно часто. Когда вы начинали работу над проектом, у вас не возникало сомнения по поводу того, что нечто похожее уже могли снимать?

— Правоохранительные органы как привязка к действию меня здесь совершенно не смущали. Это скорее обстоятельство. Самое важное, что есть человек, который, мягко скажем, неравнодушный и постоянно влезает во всякие истории. И вот он попадает в систему, где все нормировано, а с теми, кто проявляет инициативу, очень жестко обходятся. Интересно было посмотреть, как наша героиня будет себя чувствовать в такой ситуации. И второй момент — это наши герои, которые ну совсем разные. По воспитанию, образованию, мироощущению. И вот судьба их свела. Мне было очень интересно прожить с ними какое-то время и посмотреть, кем они друг другу в итоге станут. А то, что все происходит в Следственном комитете… Ну и ладно. Не принципиально, где бы они встретились: в Следственном комитете или на океанском лайнере.

— С актрисой на главную роль вы сразу определились?

— Никакого отбора не было. У меня сразу как-то в голове сложилось, что эту роль должна играть Виктория Исакова. Оставалось ее, во-первых, уговорить, во-вторых — подстроиться под ее график. Она крайне занятая актриса, я несколько раз пытался ее соблазнить разными проектами и постоянно сталкивался с тем, что у нее все расписано и найти окно очень сложно. Но вот повезло.

— Долго уговаривали?

— Не очень. Мы, конечно, делали пробы, все по телевизионной технологии. Но здесь был момент сюжета и персонажа, плюс факт того, что раньше Виктория такого не играла. Я, собственно, когда уговаривал Вику, говорил ей: «Давай сыграешь женщину, которую все принимают за комиссара, а на самом деле она очень нежная, ранимая и одинокая в этом большом городе».

— Многие замечают, что здесь Виктории повезло не только со сценарием и героиней, но и с одеждой, которую она носит, а также с интерьерами квартиры, где живет…

— Мы долго все это подбирали. Виктория очень красивая женщина, но она уже взрослый человек, поэтому хотелось сделать все максимально стильно, подчеркнуть ее достоинства. И квартиру мы тоже долго искали. Это жилище должно подчеркивать ее организованность и, может быть, некоторый аскетизм. Я просил художника-постановщика, чтобы он квартиру героини сделал как операционную, где стерильно. Вроде все хорошо, но очень чувствуется одиночество героини. И эта стерильность — она и в интерьере, и в минималистичных монохромных костюмах. И как контрапункт — квартира второго героя, Дмитрия Куличкова, который где-то там под крышей, как Карлсон, живет.

— Нужно признать, что сотрудники Следственного комитета у вас прямо модники. Вам такие попадались или вы поверили художнику по костюмам?

— Что касается Пахомова, то мы хотели одеть его на контрасте с Верой. Она элегантная, а он как капуста, сто одежек. Для него одежда — это как дом, который он все время с собой носит. То же самое с машинами. У нее крутая BMW, а у него автомобиль, который, кстати, на съемках не всегда заводился.

— И собака…

— Она тоже была довольно важна. Диме мы придумали целую историю — откуда он вообще взялся, как попал на эту работу, почему у него такая травма. Ему ведь нельзя волноваться, поэтому собакой он себя успокаивает. Ее, кстати, долго выбирали, знакомили с Димой, чтобы они подружились. С животными бывает нелегко работать, но зато посмеялись на съемках.

— Многие ваши коллеги иногда замечают, что в России кино часто снимается вопреки всем обстоятельствам. На съемках «Заключения» происходило нечто похожее?

— Главные проблемы были связаны с погодой. У нас недолгий сюжет, и снять его нужно было достаточно локально. Но все равно съемки растянулись больше чем на три месяца, поэтому в начале на деревьях были листья, а в конце начал снег падать. В итоге в ряде эпизодов снег приходилось убирать на монтаже при помощи компьютера. В остальном все преодолели, хотя поиск некоторых актеров был непростым. В сериале каждая серия — это отдельное расследование и отдельные персонажи второго плана. Они появляются в кадре ненадолго, у зрителя совершенно нет времени их узнавать, поэтому актеры должны быть очень понятные и прямо физиологически совпадать со своими героями. Так что пришлось их поискать.

— У вас в фильмографии немало детективов. Что вы как зритель можете назвать для себя идеальными картинами этого жанра?

— В них должна быть интересная история и необычные персонажи. Тогда не возникает эффекта уже пережеванной жвачки. Я, может быть, здесь не показатель, но «Шерлок» мне понравился и еще, конечно, «Настоящий детектив».

— Это довольно яркие проекты так называемой новой сериальной эпохи. В России в этом отношении тоже многое изменилось. Можно ли говорить о том, что работать стало легче?

— После появления платформ у нас действительно многое изменилось. Раньше мы ориентировались на аудиторию телеканалов, то есть 35–60 лет. Сейчас все хотят понравиться не тетенькам, а аудитории от шестнадцати до тридцати лет. На мой взгляд, изо всех сил пытаться понравиться — это не так уж хорошо. В первую очередь нужно, чтобы кино было достойное.

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 11 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля