Главная » Политика » Дневник адмирала Харламова: «Вести в субботу» узнали детали открытия Второго фронта в Нормандии

Дневник адмирала Харламова: «Вести в субботу» узнали детали открытия Второго фронта в Нормандии

Дневник адмирала Харламова: "Вести в субботу" узнали детали открытия Второго фронта в Нормандии

Ровно в эти дни — годовщина поистине исторического, во время Второй мировой войны, визита в Британию Молотова. Итак, отрывок из тогдашнего британского фильма под названием "Наш отчет для России": "В мае 1942 года советский самолет привез вашего народного комиссара иностранных дел Молотова в Великобританию. Его посещение укрепило нашу дружбу и сделало наш союз длительным и устойчивым. Наш министр иностранных дел Иден вместе с полпредом Майским встретили его на станции недалеко от Лондона, так как его посещение было строжайшим секретом. Мы, народ Великобритании, теперь увидели воплощенными в этом договоре наше задушевное желание, взаимную помощь до победного конца и дружбу после войны".

К сожалению, после войны дружба Москвы с былыми союзниками — и с Лондоном, и с Вашингтоном — сложилась, мягко говоря, не очень. Но, тем не менее, до поры до времени неприкасаемой была память о совместной борьбе. Но вот в эти дни…

Недавно состоялось показательное десантирование американских "зеленых беретов" над горой Сан-Мишель во Франции — в память о 75-летии открытия Второго фронта в Нормандии. И все было бы ничего, если одновременно в самих Соединенных Штатах не была выпущена, как объяснил производитель, юбилейная "медаль для патриотов". А на ней мало того что флаг США перекрывает британский и французский, так ведь вообще нет советского!

Когда и я опубликовал изображение этой медали в соцсетях, сопроводив это восклицанием Disgusting! ("Отвратительно!"), один из моих подписчиков предположил, что медаль, наверное, в честь 75-летия высадки именно в Нормандии, мол, в ней-то советские военные участия не принимали. Да нет! На медали есть четкая гравировка: VE-1945 — это победа над Германией, VJ — победа над Японией. То есть, во-первых, посвящена медаль всей войне, в которой именно Советский Союз понес самые большие потери. Да, строго говоря, медаль не государственная, ее выпустила некая частная компания в штате Иллинойс. Но даже невежеству частников оправданий нет. Во-вторых, такое невежество — пусть и косвенное, но следствие и государственной политики – русофобии.

В "Вестях в субботу" — действительно малоизвестные воспоминания советских военных, которые, оказывается, и в Нормандии тоже были. Еще американский генерал Брэдли вспоминал в своих мемуарах о встрече в Нормандии с "молодым русским адмиралом". Это был адмирал Николай Михайлович Харламов. А неизвестные доселе воспоминания его о тех событиях недавно обнаружились на аудиокассетах в семейном архиве.

Мы долго работали над тем, чтобы восстановить звук со старых кассет. Но, даже оцифровав аналоговые записи, будем сопровождать их субтитрами, чтобы вы точно все услышали и без наушников. Открытия нас ждали интереснейшие. "Нас" — это потому, что работали мы вместе с внучкой адмирала, нашей коллегой Екатериной Бурлаковой.

Много месяцев мы вели совместные поиски по адресам, которые Харламов обозначил и во Франции, и в Британии, где в годы войны руководил советской военной миссией. Результаты наших поисков мы собирались выдать в эфир ближе к юбилею высадки в Нормандии, к 6 июня, но американская медаль подхлестнула.

Находчивость и героизм рядовых участников этой крупнейшей десантной операцией в военной истории всего мира несомненны. В то же время мало кто знает эти фото от 6 июня 1944-го: в плащах, которые выдали американцы, за высадкой непосредственно наблюдали и советские солдаты из военной миссии СССР в Лондоне. А, несмотря на колоссальное превосходство англо-американских сил, видели они и довольно странные вещи. Откуда взялась эта советская миссия?

Год 1941-й. Из Мурманска вдоль побережья оккупированной немцами Норвегии, через Шотландию в Англию Сталин отправляет группу советских военных во главе с начальником Разведуправления Красной Армии генералом Голиковым. Впрочем, Голиков провел в Британии недолго — молодой адмирал Николай Харламов возглавил миссию в 1941-1944 годах. 

Частная улица Kensington Palace Gardens. Снимать на ней категорически запрещено. А поскольку хозяин дома пустил нас к себе в гости, мы можем снимать от калитки. Мы впервые покажем здание, где работала советская военная миссия в годы войны, потому что прежде здесь не было за все 75 лет ни советских, ни английских журналистов.

Первая задача была — организация конвоев в советское Заполярье. Конечно, потери там были огромные. Но, к сожалению, потери несла и сама советская миссия в Британии.

Парадная лестница резиденции советских, ныне — российских послов. Под Первомай 1942-го здесь советские военные собрались, к сожалению, отнюдь не по праздничному поводу. То, что называется "Золотым залом" резиденции, тогда стало местом, где прощались с офицерами миссии, погибшими внутри Британии — в авиакатастрофе после приемки британских военных поставок.

В 1944 году из расположенной здесь радиорубки в Москву было передано сообщение о десанте союзников в Нормандии. В семейном архиве остались воспоминания адмирала не только как наблюдателя.

Конечно, такая колоссальная операция, как высадка в Нормандии, не могла пройти "без сучка, без задоринки". И по-настоящему удивительно, как все удалось сохранить в тайне.

Немцы ожидали удара в районе Па-де-Кале. А англичане, американцы и канадцы ударили в Нормандии. Но что было до этого? В резиденции российского посла пытаемся найти те ракурсы, с которых снимали в войну.

Уж коль мы оказались в "Золотом зале" резиденции российских послов, то нас очень интересует один угол. В нем и сегодня — канделябры и часы. Тогда на фоне этих канделябров — рукопожатие адмирала Харламова и будущего британского фельдмаршала, кавалера советского ордена "Победа" Монтгомери.

Из "Золотого зала" участники приемов в резиденции советских послов попадали в зимний сад. Интересно, о чем же тогда здесь говорили советские и английские, и американские офицеры? Военные были тогда и дипломатами.

Слушаем пленку из семейного архива Харламовых о его разговоре с тем самым Монтгомери.

— Господин адмирал, а как вы думаете поступить с прибалтийскими государствами?

— Как поступить? Дания останется Данией, Швеция как нейтральная страна останется Швецией, — сказал Харламов.

— А Эстония, Латвия, Литва?

— Об этом у нас и разговора не может быть. У нас каждый пионер знает, что это республики Советского Союза, мы будем освобождать и никого не будем спрашивать.

Конечно, такая тональность была возможна только после Сталинграда. В Англии понимали, кто выносит основные тяготы войны. На Wembley был благотворительный, в пользу Красной Армии футбольный матч Англия — Шотландия. Вот что вспоминала о нем жена Николая Харламова Анна, которая разбирала посылки от рядовых британцев: "Даже Церковь служила молебны, во время которых собирали на Красную Армию. Или рукавицы, или перчатки, или носки. Два куска мыла вкладывали".

А в Центральном музее Вооруженных сил хранятся награды адмирала Харламова. Интересно, что в числе иностранных нет британских.

Из записей на кассетах выяснилось, почему именно через эмигрантские правительства в Лондоне Харламов проверял те разведданые, которые от британского адмиралтейства приходили куцые. "Там были люди, которые по своим личным качествам понимали, что нужно помогать, чтобы победить", — отмечал Николай Харламов.

Но вернемся к высадке в Нормандии. Также в Москве хранится бинокль, через который адмирал Харламов рассматривал берег Нормандии во время высадки. В киноархиве находим кадры того, как он и другие советские офицеры уже высадились в Нормандии, чтобы провести инспекцию наступления.

С одной стороны, советские военные говорили, что на фронте где-то даже спокойнее, чем в Лондоне, на который почти до самого конца войны летели новые немецкие ракеты "Фау" и в котором приходилось переходить в убежище.

Николай Харламов писал, что к 1942 году уже настолько привык к бомбежкам, что часто пренебрегал безопасностью, оставался работать в своем кабинете, чтобы не бегать лишний раз и не спускаться в подвал.

С другой стороны, такое спокойствие, как на фронте во Франции, советских военных смутило. Вот какое заявление для прессы подготовил тогда советский адмирал, но представитель союзников забраковал даже черновик: "Для нас как для военных людей непонятно, почему наши союзники топчутся на одном месте".

Скоро англо-американские силы увязли в Арденнах. Чтобы сорвать немецкое контрнаступление на западе, на востоке, в Польше, раньше времени в атаку пошла Красная Армия. Но и о подвиге американских, канадских и британских военных и в Нормандии, и в конвоях забывать нельзя никак. Из тех британских руководителей, кто последовательно выступал за оказание помощи СССР, Харламов особенно выделял лорда Бивербрука.

"Он то чтобы любил СССР, он трезво смотрел на вещи и говорил: "Это надо делать сейчас и для спасения Англии". Он не был любителем нашей страны, но он был реалист и здравомыслящий человек", — подчеркивал Харламов.

Отдельная выставка о Втором фронте и роли адмирала Харламова откроется в Музее Победы на Поклонной горе в Москве 6 июня.

Источник: www.vesti.ru