Сегодня: г.

Аналитики оценили риски замены брендов одеждой турецких производителей

Фото: Наталья Мущинкина

После начала спецоперации на Украине иностранные компании начали объявлять о приостановке работы в нашей стране или уходе с отечественного рынка. Однако ни власти, ни бизнес времени терять не стали и быстро начали искать замену.

После начала Россией военной спецоперации на Украине 24 февраля многие западные страны объявили о масштабных санкциях. В первую очередь они были направлены против банковского сектора и поставок высокотехнологичной продукции, но в конечном итоге распоряжения своих правительств решили поддержать представители практические любого вида иностранного бизнеса.

Только в марте эксперты насчитали около 200 таких компаний. Среди них Nike, Adidas, Lego, Samsung, Ikea, Apple, BMW, Levi’s. Группа компаний Kering, которая является владельцем люксовых брендов Gucci, Balenciaga и Yves Saint Laurent, заявила о закрытии своих магазинов. Французский модный дом Louis Vuitton остановил работу 124 бутиков в нашей стране. Временно перестали функционировать магазины Hermes и Chanel. По данным консалтинговой компании Knight Frank, только в первый месяц после введения санкций в ритейле около 160 брендов взяли паузу.

К чести российских властей нужно признать, что уговаривать никто никого не стал, а бизнес просто начал искать новых партнеров. Ярким примером здесь является усиление сотрудничества между Россией и Турцией. «Мы вступаем в новую фазу переговоров о замене брендов, уезжающих из России, на турецкие бренды, — заявил 23 мая Дмитрий Москаленко. — Мы прогнозируем, что этой осенью в торговом секторе по всей России вакантными окажутся [торговые площадки] площадью 3 млн кв. м, равные 420 футбольным полям. Для турецких брендов, которых еще нет в России, мы предоставляем возможность ознакомиться с [площадками] в лучших торговых центрах, начиная с Москвы». Он подчеркнул, что РСТЦ ведет переговоры, чтобы турецкие компании оставались в нашей стране надолго и делали выгодные инвестиции. Однако насколько возможно заменить все ушедшие бренды через сотрудничество с Турцией, вопрос дискуссионный. Опрошенные «МК» эксперты неоднозначно оценили перспективы двустороннего взаимодействия и указали на риски.

Ведущий аналитик «Фридом Финанс» Наталья Мильчакова говорит, что объем рынка, который могут заменить турецкие бренды, оценить очень сложно: «Теоретически, если речь идет о продаже одежды и обуви, покинувшие Россию бренды контролировали 15-25% российского рынка. Турецкие ритейлеры их заменить смогут, но это еще не предел, так как в целом российский fashion-рынок, равно как и швейная промышленность, зависит от иностранных брендов из недружественных стран как минимум на 75%. И кто заменит остальных, если допустить, что из России уйдут все иностранные бренды из «недружественных» стран, пока непонятно».

Кроме того, не факт, что Турция сможет заменить производителей бытовой техники и электроники из Европы и Юго-Восточной Азии. И уж, конечно, не заменит производителей автомобилей. Все-таки основная «специализация» экономики Турции — туризм, текстиль, легкая промышленность и производство продуктов питания. Собственные высокотехнологичные производства Турция только пытается создавать, как, впрочем, и Россия.

Но даже если допустить, что Турция теоретически сможет заменить в России производителей, не факт, что самой России это будет выгодно. Попасть в зависимость от одной страны ничуть не лучше несамостоятельности от кредитов и инвестиций Евросоюза или США.

— Турции войти на огромный российский рынок, безусловно, будет выгодно, тем более, что для нее это шанс улучшить ситуацию в своей экономике, — продолжает Наталья Мильчакова. — Для России было бы хорошо, если бы Турция вошла на российский рынок, особенно на сегменты одежды, домашнего текстиля и обуви, а также тканей и фурнитуры для швейной промышленности, возможно – на рынок оборудования для швейной промышленности. Однако почему бы не диверсифицировать этот рынок и не открыть более широкий доступ в российские торговые центры крупным ритейлерам из Китая, Вьетнама, а также из стран-партнёров России по Евразийскому Союзу? Торговым центрам в крупных городах России нужны якорные арендаторы, а для российского покупателя важны товары, которые все хорошо знают (как, например, турецкая одежда и текстиль) и к которым уже привыкли.

«Напрямую из Европы к нам приходит небольшая часть западных брендов, — делится мнением эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов. — Это в основном Италия, Германия и Польша. В сумме около 8% импорта. Однако большая часть одежды под европейскими и американскими брендами отшивается в Азии: Индия, Бангладеш, Пакистан, Вьетнам, Камбоджа — в сумме еще около 20%. В итоге на долю компаний, которые уже присоединились к санкциями или могут к ним присоединиться, может приходиться до трети импорта, или порядка $4 млрд. Это впятеро больше, чем поставляет нам Турция.

В одиночку заместить такой объем она не способна, уверен специалист. Потребуются инвестиции в расширение производства, логистику, рекламу. На это уйдут годы. Скорее всего, на место ушедших одновременно с Турцией будут приходить Китай, Южная Корея и страны СНГ. Дизайн, лекала, качество материалов на Западе выше. Поэтому россияне неизбежно почувствуют разницу. Новые бренды будут дешевле во всех смыслах.

— Турция производит одежду и обувь, наиболее близкие по качеству к европейским и американским маркам. У нее многолетний опыт развития текстильной промышленности. Некоторые ее бренды уже хорошо известны в России, например, Colin’s или Koton. Можно ожидать, что турки успешно займут среднюю ценовую нишу, а масс-маркет достанется Китаю, Белоруссии и Узбекистану, — говорит эксперт.

Вероятно, мы увидим дорогой реэкспорт из Сербии и других относительно дружественных стран. Настоящие западные бренды останутся, но их будут продавать вне фирменных магазинов, и они будут дороже, чем прежде, для людей, которые могут себе это позволить.

Член наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров Александр Разуваев считает выход на российский рынок хорошим шансом для Турции стабилизировать свой платежный баланс. «Эта страна сильно пострадала в пандемию, когда сократился туристический поток. Она очень болезненно реагирует на подъем цен на энергоносители. Кроме того, Турция сильно зависит от своих кредиторов — Азербайджана и Катара. С моей точки зрения, выход на российский рынок позволит Турции решить практически все свои проблемы в экономике. Если говорить по паритету покупательной способности, то Россия является первой экономикой Европы, которая иногда делит или уступает это место Германии. Такой союз будет выгоден обеим сторона. Турецкие товары может быть не так «раскручены», как европейские, но они дешевле и не уступают им по качеству. И конечно, нужно иметь в виду фактор реэкспорта: Турция будет покупать западные товары и продавать их России, может быть, под своими брендами, но наша страна получит таким образом доступ и санкционной продукции. Но прежде всего речь идет о торговле одеждой и бытовой техникой», — говорит Разуваев.

Не все верят, что Турция, как и Азербайджан и Иран, могут войти в Евразийский экономический союз, но на самом деле движение в этом направлении есть. «Очень интересен момент расчетов: скорее всего, он будет происходить в национальных валютах, то есть в рублях и турецких лирах. Опасаться за российский платежный баланс не стоит. Кроме того, я думаю, что свои позиции благодаря такому сотрудничеству укрепит Азербайджан, который не только нефтью сегодня торгует, но и является важным транзитным путем между Индией и Ираном. Речь идет о миллиардах долларов прибыли. Мы в очередной раз увидим, что с Россией лучше дружить. Путин и Эрдоган — сильные лидеры и они смогут договориться», — утверждает Александр Разуваев.

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 10 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля