Сегодня: г.

Диким обстрелам Донецка противопоставили «Пенициллин»

Фото: телеграм-канал Ивана Приходько.

Обстрел 13 июня стал самым жестоким за все годы противостояния. По городу ударили сотни реактивных снарядов из «Града» и десятки гаубичных снарядов «натовского» калибра 155 мм. Такой калибр имеют американские орудия М777 и французские «Цезари», которые через Польшу и Румынию добрались до Украины и оказались на передовой. Пятеро мирных жителей убиты, в том числе один ребенок, 33 ранены.

Огонь велся из Авдеевки, самого мощного укрепрайона вооруженных сил Украины (ВСУ). Что мешает своевременно выявить артиллерийские позиции и разнести их?

Одна из проблем — дефицит разведывательных дронов. Беспилотников, способных сутками висеть на высоте 12-13 километров, оснащенных мощной оптикой и радарами, какие есть у США, у России нет. Небольшие беспилотники не могут работать на значительном удалении и летают не высоко. Это довольно легкая цель для ПВО противника.

Проблема с беспилотниками уже обозначена, и промышленность ее ускоренно пытается решить. Так же, как и вопрос со средствами контрбатарейной борьбы. У нашей армии они есть, но, во-первых, не так много, как хотелось, бы, а, во-вторых, натовцы в этом виде вооружений пока впереди.

Станции контрбатарейной борьбы позволяют засечь выстрел противника и, рассчитав траекторию снаряда, мгновенно определить, откуда снаряд был пущен. Данные передаются своей артиллерии, которая получает возможность уничтожить пушки и пусковые установки противника до того, как они сменят огневую позицию.

У российской армии есть подобная станция на колесах — «Пенициллин». Она фиксирует акустические и тепловые сигналы от выстрелов и разрывов и выдает координаты местоположения орудия противника. Но не на всех участках линии боевого соприкосновения, похоже, такие системы есть. При том, что страны НАТО передали Украине сотни подобных комплексов.

Есть и другие сложности в уничтожении артиллерии и реактивных систем ВСУ в Авдеевке. Одна из них — в городе крупнейший в Европе коксохимический завод. А это десятки многотонных цистерн с химикатами. Удар по ним — гарантированная экологическая катастрофа, последствия которой не спрогнозировать.

В промзоне, которая проектировалась в советское время и рассчитана на ядерную войну, есть подземные бомбоубежища, арсеналы, гаражи для самоходок и «градов», тоннели и галереи, позволяющие заезжать туда боевой технике. Пленные украинские военные рассказывают о каких-то немыслимых бункерах, где под десятиметровым слоем грунта и бетона зарыты железнодорожные контейнеры, превращенные в командные пункты. 

Подходы к укрепрайону заминированы, имеется несколько линий бетонных дотов — долговременных огневых точек. Местность нашпигована современными средствами наблюдения, радарами, видеодатчиками. Идти в лобовую атаку — значит, положить сотни и тысячи своих бойцов. Мы этого точно позволить себе не можем.

Как же тогда со всем этим бороться? Военный эксперт Михаил Ходаренок считает, что российские войска, а также армии ДНР и ЛНР за месяцы боев нашли наиболее подходящий способ. «Принята стратегия на истощение ресурсов противника, — написал эксперт в соцсети. — После окончательного выбывания из строя боеспособного костяка личного состава ВСУ, а также лишения украинских войск минимального количества тяжёлых вооружений, ремонтных и горюче-смазочного ресурсов, дело пойдёт быстрее».

По мнению эксперта, за последними обстрелами Донецка стоит «жестокий и холодный расчёт западных военных советников киевского режима — американцев и британцев». Цель обстрелов — оттянуть наши силы с тех участков фронта, где у ВСУ огромные проблемы — от Северодонецка, Лисичанска, Славянска.

Расчет делается на то, чтобы вызвать жесткую реакцию с нашей стороны. Не случайно, как отмечают многие, удар по Донецку произошел накануне запланированного визита в Киев европейских руководителей.

Тем не менее, опыт того же Мариуполя и боев на комбинате «Азовсталь», где в принуждении противника к сдаче в плен активно участвовала авиация, показывает, что без этого не обойтись. Как рассказал «МК» эксперт в области авиационных боеприпасов, пожелавший остаться неназванным, в арсенале российских ВВС есть специальные бетонобойные авиационные бомбы — БетАБы, которые «нормально берут такие укрепления».

«Вопрос в том, чего мы хотим добиться, — рассказал специалист. — Если тебе надо сделать всех сидельцев в подземелье «двухсотыми» (так военные обозначают убитых. — «МК»), то используешь бетонобойные бомбы. Если — «трехсотыми» (раненые), но инвалидами первой группы, то достаточно фугасных бомб крупного калибра».

По его словам, масса БетАБов — до 500 килограммов. Фронтовой бомбардировщик Су-24М способен нести до 16 таких бомб. Фугасные авиабомбы — ФАБы —  могут быть и двухтонные. Есть авиабомбы с зажигательными смесями.

«Но, думаю, в случае с укреплениями Авдеевки лучше использовать объемно-детонирующие боеприпасы, — отметил собеседник «МК». — Специальная смесь расползается по щелям и бахает внутри. Со стороны выглядит как удачно примененная фугаска, а, на самом деле она просто разворачивает все, что есть внутри. Правда, противник мог приготовиться. Как видно на видео в Сети, у них в бункерах хорошие плотные створки на дверях. Объемно-детонирующая смесь туда может не попасть, если они забились в щель и хорошо загерметизировались».

Заслуженный военный летчик генерал-майор в запасе Владимир Попов, который в свое время командовал полком Су-24, отметил сложности применения авиации в районе Авдеевки:

— Там очень плотная жилая застройка. Практически один населенный пункт заканчивается и тут же начинается другой — поселки, городки шахтерские. Транспортная инфраструктура развитая — автомобильные, железные дороги. ВСУ  последние восемь лет усиленно укрепляли этот район, там сплошное бетонное поле заграждений, укрытий. Помню, в 70-е годы нечто подобное в СССР строили на границе с Китаем.

— Бомбардировочную авиацию можно применить по этому укрепрайону?

— Средства есть. Но есть вопрос с точностными характеристиками. Круговое отклонение свободнопадающих бомб, сброшенных с большой высоты, например, с Ту-95МС — немаленькое. То есть очень большой разлет бомб и осколков. Это будет практически «ковровое бомбометание». А там, повторю, высокая плотность городской застройки. Вот вам и ограничение. Приходится нашим летчикам буквально выколупывать артиллерию противника, ювелирно, точечными ударами. Отсюда и задержка.

Итак, с авдеевским укрепрайном ВСУ рано или поздно разберутся. Хотя, конечно, хочется, чтобы это произошло раньше.

Читайте интервью «Командир чеченского спецназа «Ахмат» генерал Алаудинов описал детали украинских боев»  

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 15 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля