Сегодня: г.

Начали в Краснодаре и Харькове – закончим в Мариуполе и Одессе: Русский трибунал расставит точки

Командир бригады украинских карателей Сергей Волынский («Волына»), сдавшийся в плен в «Азовстали». Фото: tlegend/Shutterstock.com, Минобороны России

В освобождённом Мариуполе готовится судебный процесс и трибунал над украинскими военными преступниками. Исторический опыт Краснодарского, Харьковского, Нюрнбергского и ряда других процессов 1943-1949 годов должен быть использован и в наши дни над сегодняшними карателями.

Как известно, любая война очень чётко выявляет в людях их истинную суть. Нередко прежде пафосно хорохорившийся трус оказывается дезертиром, а скромный тихоня – истинным героем. Но бывает и куда страшнее. Казалось бы, приличный семьянин, на службе почётные грамоты получал, у подъезда с бабушками всегда здоровался. И вдруг… оказывается – маньяк-каратель, чьи руки по локоть в крови.

Более того, пример Великой Отечественной войны наглядно показывает, что многие из таких кровавых персонажей порой выявлялись не сразу, вылавливались десятилетиями. Чему, в частности, посвящён замечательный советский пятисерийный телефильм «Противостояние», где бывший гитлеровский диверсант-террорист Кротов десятилетиями скрывался под именем убитого им красноармейца и был обезврежен только в «олимпийском» 1980-м. И таких реальных человеческих (если, конечно, этих особей можно назвать людьми) историй немало.

Вот, например, нацистский палач Тонька-пулемётчица (Антонина Макарова-Гинзбург), собственноручно расстрелявшая около полутора тысяч (!) человек (в основном партизан и мирных жителей). Долгие годы эта карательница представлялась… ветераном войны, встречалась со школьниками, проводила патриотические беседы. И только во второй половине 1970-х КГБ вышел на её след, а в 1978 году удалось опознать в «заслуженном ветеране» ту самую Тоньку-пулемётчицу. И осудить её за доказанное убийство 168 человек (чьи личности удалось достоверно установить) к высшей мере наказания, приведённой в исполнение в 1979 году. К слову, в 2015 году на экраны вышел телесериал «Палач» по мотивам этой жуткой истории.

Тонька-пулемётчица (Антонина Макарова-Гинзбург). Фото: rusarchives.ru

Грозный ответ освобождённого Краснодара

Да, вполне возможно, что недобитые нацистские военные преступники времён Великой Отечественной войны доживают свои последние дни даже сегодня. Но их выявление, судебные процессы и трибуналы над ними начались ещё в дни тяжёлых боёв. И главными в их череде стали Краснодарский процесс над пособниками немецких оккупантов в июле 1943-го и Харьковский судебный процесс над немецкими военными преступниками декабря того же года. Процессы, предшествующие Международному военному трибуналу в Нюрнберге и обозначившие его главный юридический принцип, который был применён в отношении главных гитлеровских преступников и их пособников:

Приказ не освобождает от ответственности за геноцид!

Нюрнбергский процесс. Фото: victory.rusarchives.ru

А началось всё в только освобождённом Краснодаре летом 1943-го. Тогда перед судом предстали одиннадцать изменников Родины, служивших во вспомогательных частях зондеркоманды 10а. Участвовавших в арестах, охране, пытках, казнях советских граждан. В том числе «работая» на «обслуживании газвагенов» (автомобилей-«душегубок»). Краснодарский процесс пришёл к следующему выводу:

Судебным следствием были установлены факты систематического истязания и сожжения гитлеровскими разбойниками многих арестованных советских граждан, находившихся в подвалах гестапо, и истребления путём отравления газами окиси углерода в специально оборудованных автомашинах-«душегубках» около семи тысяч невинных советских людей, в том числе свыше 700 человек больных, находившихся в лечебных заведениях гор. Краснодара и Краснодарского края, из них 42 человека детей в возрасте от 5 до 16 лет.

17 июля 1943 года военный трибунал приговорил восьмерых преступников (Тищенко, Речкалова, Пушкарёва, Напцока, Мисана, Котомцева, Кладова и Ластови́ну) к смертной казни через повешение. Трое других (Парамонов, Тучков и Павлов) были приговорены к 20 годам каторжных работ. Приговор был встречен бурными аплодисментами всех присутствовавших в зале судебного заседания и был приведён в исполнение на следующий день на центральной площади Краснодара в присутствии около 50 тысяч человек. На приговорённых висели таблички «Казнён за измену Родине». По словам британского военного корреспондента Александра Верта, эта казнь имела глубокое психологическое значение:

Она явилась как бы сигналом приближающегося дня расплаты, суровым напоминанием тем русским в оккупированных районах, которые ещё сотрудничают с гестапо. Казнь предателей явилась предвестником того, что ожидает их германских хозяев.

Важный опыт Харьковского процесса

Но тогда, в июле 1943-го, свершился суд только над пособниками гитлеровцев. А уже в декабре того же года в освобождённом Харькове настали дни расплаты и над первыми немецкими военными преступниками, обвинёнными в массовом уничтожении местных жителей. Вот три портрета «азовцев»* тех лет:

1) Рецлав Рейнгард, 1907 года рождения, чиновник германской тайной полевой полиции города Харькова. Вёл следствие по делам ряда советских граждан, вымогая у них показания путём истязаний и пыток и фальсифицируя в отношении их ложные обвинения. Составил заведомо вымышленные заключения, на основании которых 15 человек были расстреляны, а 10 умерщвлены посредством «душегубки». Неоднократно лично принимал участие в погрузке в газенваген советских граждан, убив таким образом ещё до 40 человек.

2) Риц Ганс, 1919 года рождения, член национал-социалистской партии с 1937 года, заместитель командира роты СС, унтерштурмфюрер СС. Принимал участие в пытках и расстрелах мирных жителей. В июне 1943 года участвовал в массовом расстреле советских граждан в районе деревни Подворки Харьковской области. Участвовал в допросах арестованных зондеркомандой СД, во время которых лично избивал их шомполами и резиновыми палками, добиваясь путём истязаний получения от них заведомо вымышленных показаний об осуществляемой якобы ими антигерманской деятельности.

3) Лангфельд Вильгельм, 1891 года рождения, член национал-социалистской партии с 1933 года, офицер военной контрразведки германской армии, капитан. Принимал непосредственное участие в расстрелах и зверствах, чинимых над военнопленными и мирным населением. Допрашивал военнопленных, путём истязаний и провокаций добивался от них заведомо вымышленных показаний. Сфальсифицировал ряд дел против советских граждан, по которым было расстреляно до 100 человек.

Подсудимые (справа налево): капитан Лангфельд, старший ефрейтор Рецлав, шофёр гестапо Буланов и лейтенант Риц на заседании Харьковского судебного процесса. Фото: victory.rusarchives.ru

Вероятно, в мирные дни эти персонажи заслушивались операми Вагнера и восхищались творчеством Марлен Дитрих. А в дни военные – не просто сражались против защитников нашей Родины, но и измывались над мирными людьми, по их мнению, «унтерменшами» («недочеловеками»). Примерно так же, как в наши дни это делают их идейные наследники, каратели из украинских нацбатов. И то, что это суд вершился не просто над бойцами противника, очень ярко и образно показал знаменитый Илья Эренбург:

Перед нами не солдаты, а палачи. Эсэсовец, капитан контрразведки, полицейский чиновник. Их судят гласно, по законам Советской Республики. Они могут защищаться. Каждое слово переводится с немецкого на русский или с русского на немецкий… Злодеяния подсудимых – не патология трёх садистов, не разгул трёх выродков. Это выполнение германского плана истребления и порабощения народов.

Все обвиняемые были приговорены к смертной казни через повешение. За то, что согласно обвинительному приговору, «в период временной оккупации города Харькова и Харьковской области немецко-фашистскими захватчиками расстреляно и повешено, заживо сожжено и удушено посредством окиси углерода свыше 30 000 мирных, ни в чём не повинных граждан, в том числе женщин, стариков и детей». В ходе Харьковского трибунала были поимённо названы и те, кто отдавал приказы осуждённым. Ряд из них впоследствии осудили уже в Нюрнберге.

19 декабря 1943-го приговорённые были публично повешены на площади харьковского Благовещенского базара в присутствии свыше сорока тысяч горожан. Журналист Юрий Зайончковский, чей отец присутствовал при исполнении приговора, передал воспоминания, что многие харьковчане не смогли смотреть на происходящее и в момент казни убежали с площади:

…Декабрь 1943 года. Разрушенный войной город и его жители, прошедшие через все ужасы оккупации. И вот харьковчане, увидев смерть людей, пусть даже таких, как эти нацисты, «отшатнулись… и побежали». Несмотря ни на что, наши сограждане остались нормальными человеческими существами. Может быть, именно поэтому мы и победили фашизм.

Что с того?

Важные слова и важный опыт. Русские люди не любят мстить и радоваться смерти врага. Но русские умеют побеждать. Наверное, по широте душевной и из христианского милосердия (не вытравленного из нас даже в годы советских гонений на Церковь) мы бы вовсе прощали своих врагов. Но военных преступников, палачей и самых настоящих маньяков и серийных убийц прощать нельзя. И уже после Второй мировой войны, в дни Нюрнбергского процесса, это было общим осознанием всех союзников по антигитлеровской коалиции (благо, в те годы Запад ещё не оказался в руках псевдогуманистов-леволибералов).

При этом важно напомнить: в Нюрнберге сделали большую ошибку. Не осудили ни русского по рождению предателя Власова, ни бандеровцев и прочих укронацистов тех лет, ни многочисленных коллаборационистов из числа малых народов. Их судили на Родине, которую они предали. А ведь очень важно было осудить не только гитлеровский нацизм, но и его производные, включая ту идеологию, которая в течение последних десятилетий расползлась метастазами по всей Украине и всецело ответственна за самый настоящий геноцид русского народа в том же Донбассе.

Хочется надеяться, уже очень скоро это будет сделано на Мариупольском процессе, который, скорее всего, станет своего рода аналогом Краснодарского и Харьковского. И соответственно, подготовкой трибунала международного, который вполне может состояться в ждущем своего освобождения городе-герое Одессе (желательно в здании Дома профсоюзов, где укронацисты 2 мая 2014 года устроили вторую Хатынь). А может, и западнее, поскольку важно понимать: сегодняшний украинский неонацизм очень связан с западной леволиберальной расистской идеологией. И суд над ней, её идеологами и наиболее агрессивными адептами тоже должен свершиться.

*Отряд специального назначения «Азов», «азовцы» – организация, запрещённая на территории России.

По материалам: maloros.org

 
Статья прочитана 29 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля