Сегодня: г.

«Прилетит HIMARS — и всё»: семья беженцев с девятью детьми ищет жильё в России

Семья Солодовниковых, в которой растут девять детей, эвакуировалась из Бердянска и с мая живёт в пункте временного размещения для беженцев на базе санатория в Ярославской области. Сейчас у них нет возможности снять дом или квартиру из-за высоких цен. К тому же многие арендодатели отказываются сдавать жильё многодетной семье беженцев с Украины. История семьи, которая надеется начать новую жизнь в России, — в материале RT.

Ночью 4 мая четырёхлетняя Лада Солодовник проснулась от резких звуков выстрелов во дворе дома. Девочка побежала к маме со словами: «Мама, это стреляют у нас!». На самом деле перестрелка велась не вплотную к дому в Бердянске, где жила семья, но из-за акустики выстрелы казались ближе, чем были.

«Мы думаем, что это была перестрелка с украинскими диверсантами, которые иногда проникали в Бердянск. Стреляли где-то на нашей улице. Даже младшие дети быстро поняли, что к чему, очень испугались. Это стало последней каплей, и на утро муж пошёл записывать нас в списки на эвакуацию в Россию», — вспоминает 36-летняя мать девятерых детей Наталья Солодовник.

К тому времени она успела окрепнуть после родов — в марте женщина родила дочь Александру, девятого ребёнка в их семье. По словам Натальи, они с мужем думали о переезде ещё с конца февраля, когда в городе не было газа из-за повреждения газопровода, а электричество давалось с перебоями. Был период, когда в аптеках не было лекарств, а продуктов стало не хватать, например, сильно поднялись цены на сахар, муку, дрожжи. Кроме того, весной глава семейства Андрей Солодовник потерял работу в сфере строительства, потому что его услуги стали неактуальны.

«Это была не жизнь, а существование»

Бердянск перешёл под контроль союзных войск РФ и ДНР уже к 28 февраля. Боевых действий в самом городе не было, однако оставаться там всё равно было небезопасно, потому что рядом шли боевые действия, говорит Андрей. Семья жила в доме всего в пятисот метрах от морского порта, который украинская армия не раз пыталась обстреливать. Однако российские ПВО успешно отбивали эти атаки.

Тем не менее, 24 марта стоявший в порту большой десантный корабль (БДК) «Саратов» был повреждён в результате обстрела баллистическими ракетами «Точка-У». Об этом позднее сообщал член главного совета военно-гражданской администрации региона Владимир Рогов.

Семья Солодовник помнит этот взрыв недалеко от их дома.

«Это была не жизнь, а существование. В 50 километрах от Бердянска шли боевые действия. С таким страшным оружием, которое поставляют из Европы и Америки, до нас рукой подать. Как жить нормально, если ты засыпаешь с мыслью, что в твой дом или рядом может прилететь какая-нибудь HIMARS (Реактивная система залпового огня HIMARS, способная поражать цели на расстоянии до 80 км. РСЗО с июня поставляют на Украину из США. — RT)? И зачем мы тогда детей растили, строили планы на будущее? Мы уехали от войны», — говорит Андрей.

Из Бердянска семья эвакуировалась в Ярославскую область. Здесь многодетную семью, в которой младшему ребёнку едва исполнилось два месяца, разместили в пункте временного размещения на базе санатория «Сосновый бор».

Сейчас 11 членов семьи занимают две комнаты и небольшую прихожую, где кроме стола и обувницы помещается ещё двухъярусная кровать для двух средних сыновей.

Семья уже подала документы на получение российского гражданства и надеется остаться жить в Ярославле. Через несколько недель после приезда в ПВР Андрей нашёл работу в городе по своей специальности — он делает ванные. Мужчина уже выполнил несколько заказов и получает ещё заказы, но пока не может приступить к работе на постоянной основе, потому что у него нет машины, а добираться из санатория 45 км до Ярославля каждый день не так просто.

«На ярмарке вакансий, которую провели в ПВР, я познакомился с людьми, которые предложили мне выполнить пару заказов — положить плитку, установить ванные — чтобы посмотреть, как я работаю. Заказчикам всё понравилось, меня приглашают. Ещё, например, есть женщина, которой нужно сделать ванную с нуля. Я готов, но не могу каждый день добираться до города без машины. Один бизнесмен на время одолжил мне автомобиль, но потом забрал», — говорит Андрей.

После заселения в ПВР Солодовник получили обещанные государством 10 тыс. рублей на каждого члена семьи. Эти 110 тыс. супруги отложили и надеются купить подходящее транспортное средство, например, поддержанную «Газель», в которой будет удобно возить детей в школу и ездить на работу.

«Идеальное решение»

Сейчас главная проблема для семьи из 11 человек — поиск постоянного жилья. ПВР, в котором они живут, не рассчитан на постоянное размещение многодетной семьи. Андрей пытался снять квартиру или частный дом в Ярославле или рядом с городом, но цены на аренду слишком высокие для многодетной семьи, где работает один человек. К тому же многие арендодатели отказывают, когда узнают, что в дом хочет заселиться многодетная семья беженцев.

«Цены начинаются от 40 тыс. рублей — этот минимум за маленькое жильё, большинство предложений дороже. У меня не раз спрашивали, какой мы национальности. Когда узнают, что у нас девять детей и что мы беженцы с Украины, напрямую говорят, что не хотят сдавать жильё, чтобы мы не испортили ремонт», — рассказывает глава семейства.

В Бердянске у семьи осталась половина дома, в которой они жили. Сейчас это жильё они бесплатно сдают беженцам из Мариуполя.

«В наш город приехали много жителей соседнего Мариуполя, которые не хотят уезжать далеко, но остались без своего жилья. Мы разрешили одной семье пожить у нас. Как мы можем с них деньги брать за это? Мы знаем каково это, когда у тебя были планы на будущее, свой дом и вдруг всё пришлось начинать с нуля», — добавляют супруги Солодовник.

Пяти детям из семьи Солодовник уже через три недели предстоит пойти в российскую школу, чтобы продолжить образование. Но их родители до сих пор не знают, куда подавать документы, потому что у семьи нет регистрации и постоянного жилья. 

Старший сын в семье — 18-летний Лев — школу уже закончил, хотя выпускного у парня не было. Сейчас он планирует поступить в колледж на юридическую специальность. В Бердянске он закончил 11-й класс, но пока поступить в вуз у него не получилось, потому что не было времени подготовиться к сдаче российского ЕГЭ.

Ещё одна цель — накопить на MIDI-клавиатуру, с помощью которой Лев сможет писать музыку. Вместе с своим 16-летним братом Михаилом и бывшим одноклассником он играет в рок-группе.

«Вокал записывает мой лучший друг», — рассказывает Лев. С ним он не виделся с весны. Его семья уехала в Ирландию. Но они общаются в соцсетях и планируют записывать вокал и музыку отдельно, а потом сводить на компьютере.

«Группа называется «Сияние стекает». У нас на компе уже есть четыре демки, которые надо доделать: где-то перезаписать вокал, где-то добавить биты. Мы держим связь с моим другом, будем всё это делать на расстоянии», — делится Лев своими планами. 

Его брат Михаил, который сам учится играть на гитаре и уже смог купить этот инструмент на свои деньги, хочет поступить в колледж на музыкальную специальность, но опасается, что не пройдёт по баллам. Он не успел как следует подготовиться к новому для него формату экзаменов.

«Я думаю, что Мише надо доучиться до 11 класса. К этому времени мы уже обоснуемся здесь, дети привыкнут, заведут друзей и будет понятно, как жить дальше», — говорит его мама Наталья Солодовник.

Уполномоченный по правам человека в Ярославской области Сергей Бабуркин в беседе с RT отмечает, что помочь семье Солодовник могли бы городские власти, выделив социальное жильё, однако в этом есть свои сложности.

«У города есть манёвренный фонд, из которого предоставляется социальное жильё людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Наша семья пока не получила российское гражданство, это может стать проблемой. Я направил письмо на имя зампредседателя областного правительства с просьбой рассмотреть эту ситуацию в частном порядке. Всё-таки мы говорим о многодетной семье, в которой отец работает и пытается обеспечить детей, просто пока это не всегда получается из-за сложных обстоятельств. Ответа на своё обращение я ещё не получил», — говорит собеседник.

Также по теме

«Самый популярный предмет»: как репетиторы-волонтёры помогают детям с освобождённых территорий выучить русский язык

С начала спецоперации в Россию приехали больше 3 млн беженцев из ЛДНР и освобождённых городов, из них почти полмиллиона — дети….

Кроме того, социальное жильё — это обычно небольшие помещения, и разместить в них семью из 11 человек крайне трудно, добавляет Бабуркин. 

«Я знаю, что Андрей уже проявлял инициативу и пытался искать жильё сам, но сталкивался с негативным отношением собственников, когда они узнают, что речь идёт о девяти детях. Для средних детей родители уже сделали все необходимые документы и медицинские обследования, чтобы отправить их в школу, но пока не могут определиться с учреждением, потому что нет привязки к жилью», — отмечает он.

По словам омбудсмена, второй вариант для семьи — найти благотворителя, который смог бы предоставить для них подходящее жильё.

«Это было бы идеальное решение проблемы: если бы бизнесмен или другое частное лицо согласилось бы помочь многодетной семье жильём. Тогда дети смогли бы пойти в школу, а родители работать. Когда они получат российское гражданство, то смогут рассчитывать уже на более комплексную поддержку от государства как граждане России и многодетная семья», — подытожил Сергей Бабуркин.

По материалам: russian.rt.com

 
Статья прочитана 130 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля