Сегодня: г.

Галстуки-бабочки и печатную машинку Святослава Бэлзы выставили в «Геликон-Опере»

Коллекция бабочек Бэлзы. Автор: Александра Чигринская.

Название «Полет в Галактику Гутенберга» для выставки выбрали не случайно: Святослав Бэлза, как человек талантливейший и эрудированный, оставил после себя огромный след прежде всего на бумаге. Он писал статьи и развернутые предисловия к собраниям сочинений и отдельным произведениям, много читал. Показать его как Человека Читающего и своим примером создающего такое же поколение, и решили в «Геликон-опере».

— Галактикой Гутенберга называют все триллионы книг, появившихся после созданного им станка. Они существуют параллельно с нами и напитывают наш интеллект. И мы решили воссоздать такую Галактику в нашей экспозиции, — рассказывает куратор выставки Андрей Райкин.  

— В центре зала возвышается печатная машинка Святослава Бэлзы (буквы ее подстерты), а вокруг на специальных конструкциях шесть книг, словно парящих в воздухе и символизирующих небесные тела. Здесь Бэлза и есть сам Гутенберг, с его маленькой, но содержательной Вселенной. А сразу при входе обращаешь внимание на высокий стеллаж с образом летящего книжного человека. Его светлый силуэт создан из книг, которые (внимание!) когда-то читал сам герой выставки, а толкование смысла этой инсталляции предлагается сделать каждому посетителю самому.

— Один из смыслов тот, что человек состоит из книг, которые он прочитал. Второе значение — образ пришельца из Галактики Гутенберга.

Кстати получить книги из библиотеки Бэлзы, насчитывающей около 25 000 экземпляров, было не так просто: 

— Я достал их через его старшего сына, который живет во Франции и изредка приезжает в Россию. Последний раз он здесь был три с половиной месяца назад, и в это время от него я получил примерно десять коробок с книгами. В итоге на книжного человека ушла половина.

Но при создании выставки устроители не могли обойти вниманием и личность Бэлзы-старшего: ведь на собственном примере великий отец воспитал великого сына.

Печатная машинка Святослава Бэлзы. Автор: Александра Чигринская.

— Дома у них была атмосфера научная, активная, все были пишущими людьми. Игорь Бэлза для сына Святослава был жизненным и профессиональным ориентиром. Бэлза-старший посвятил себя творчеству польских музыкантов, в 1960-м создал главный труд о Шопене. Кроме того, увлекался творчеством Данте, и тому свидетельством еще один раритет — подарочное издание конца XIX века из личной коллекции великого оперного певца Ивана Козловского. Здесь же небольшая книжечка, изданная в 1936 году музеем Пушкина в Москве. Именно Бэлза-старший был одним из инициаторов создания такого музея. А затем уже его сын вошел в его научный совет и даже подружился с его директором Евгением Богатыревым. Посетившему выставку Богатыреву понравилось то, что фотографии выставлены на оркестровых пультах, и это он взял себе на заметку. Раритетное издание «Трех мушкетеров» Дюма (из коллекции Павла Гусева) раскрывает юношеское увлечение Бэлзы-сына, который еще до поступления в университет в 1960 году стал чемпионом Москвы по фехтованию среди юниоров.

Телевизионный путь Святослава Бэлзы Автор: Александра Чигринская.

Уникальная фотография, где сын и отец вместе — оба в смокингах, при бабочках и, конечно же, с книгой.

— Его отец по любому поводу надевал бабочки, — продолжает рассказ Андрей Райкин. — Бабочек было в СССР не достать, только концертные, черные. Поэтому его жена перешивала для него бабочки из галстуков.

Отдельный стенд здесь и посвящен мини-коллекции любимых аксессуаров Святослава Бэлзы: однотонные, в клеточку и полоску, с узором пейсли и совершенно абстрактными рисунками. Одну из них, ярко-красную, можно заметить на фотографии рядом. Как и всегда: задумчивый взгляд, белоснежная рубашка и один акцент — на бабочку.

Святослав Бэлза на телевидении — эта часть его жизни как бы выходит за рамки Галактики, представленной в «Геликоне», но занимает на ней особое место. Здесь история с жирной точкой в конце: белый экран старого доброго «ящика», как символ того, что стало с тележурналистикой и культурой на телевидении после ухода аристократа российского телевидения.

Худрук «Геликона» Дмитрий Бертман дружил со Святославом Бэлзой — в «Геликоне» в начале нулевых он записывал огромные предновогодние концерты с участием известных артистов. Кстати, Бертман является единственным, кто вслед за Бэлзой поддерживает традицию делать вступительное слово к операм на «Культуре». Потому что настолько же интересно и увлекательно рассказывать о мире музыкального театра может только лидер «Геликон-оперы».

По материалам: www.mk.ru

 
Статья прочитана 50 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля